Проблема ментального здоровья теннисистов резко обострилась на нынешнем «Ролан Гаррос» после ситуации вокруг Наоми Осаки, но на самом деле она далеко не нова.

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

Мы подробно разбирали превратности одиночества игроков на корте еще полтора года назад; с тех пор оба героя теннисных фильмов Sports.ru – Андрей Рублев и Дарья Касаткина – рассказывали о психологических трудностях.

При этом важно помнить, что слово «депрессия» в житейских разговорах очень часто употребляется не в медицинском, а в обывательском смысле – как обозначение подавленности и низкого эмоционального фона. Рублев и Касаткина не рассказывали, лечили ли они свои состояния, – как не рассказывала и Осака, сообщившая, что с победы на US Open-2018 у нее случались «длинные периоды депрессий».

На этом фоне французская L’Equipe выпустила материал о реальных клинических депрессиях, с которыми сталкивались игроки разных полов и поколений. Ниже – главное из него.

***

Экс-теннисистка топ-40 22-летняя Ребекка Марино в 2011-м взяла перерыв в карьере из-за психологических трудностей. Последней каплей, вынудившей ее пойти на этот шаг, стал обморок, в который она упала по пути на тренировку на турнире в Бирмингеме. Врач, к которому Марино неохотно обратилась по настоянию тренера, диагностировал у нее клиническую депрессию.

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

«Бывали дни, когда я не могла встать с кровати и одеться, не говоря о том, чтобы выйти на корт, – рассказывала потом Марино, вернувшаяся в теннис в 2019-м и за четыре месяца выигравшая два титула ITF. – Но будучи спортсменкой, ты считаешь, что обязана быть сильной».

Марино возобновила карьеру после нескольких лет работы с психологом и изучения английской литературы, потому что почувствовала, что обрела силы справляться с давлением и одиночеством профессионального тенниса. Пройдя этот путь, она говорит, что теннис – катализатор депрессивных наклонностей.

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

В 2018-м 24-летняя американка Николь Гиббс рассказала, что лечится от депрессии медикаментозно много лет, и в противном случае уже бы давно не играла. Ее соотечественник Марди Фиш – бывший игрок топ-10 – несколькими годами ранее завершил карьеру на фоне тревожного расстройства (развившегося, в свою очередь, на фоне внезапно обнаружившихся проблем с сердцем). В 2012-м Фиш снялся с US Open перед матчем с Роджером Федерером, когда по пути на стадион у него в машине случилась паническая атака. 

Даже образец стойкости Рафаэль Надаль в сложном 2015 году признавался, что испытывает неуверенность и что психологические проблемы – это сложнее, чем травмы. Из поколения до Надаля Андре Агасси в великой автобиографии рассказывал, что более-менее всегда ненавидел теннис, а чемпион «Уимблдона»-1987 Пэт Кэш после завершения карьеры говорил, что топил депрессию и суицидальные мысли в кокаине (преодолел их благодаря желанию увидеть, как растут его дети).

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

Попытки самоубийства среди теннисистов тоже случались – издание говорит, что минимум два игрока, в 2018-м еще выступавшие, пытались покончить с собой. Британка Наоми Кэвэдэй, тоже страдавшая от депрессии настолько, что на корте не могла следить за счетом собственного матча, говорит: «Все в жизни теннисиста расшатывает психику».

Теннисистка середины 1980-х француженка Катрин Танвье, за карьеру трижды пытавшаяся покончить с собой, подтверждает: нагрузки в теннисной жизни огромные, потому что такова амплитуда эмоциональных колебаний – и взлеты, и падения часто очень резкие и не сравнимы с ощущениями обычной жизни. Непосредственным триггером депрессивного состояния Танвье называет одиночество, «когда не с кем поговорить». «Мне все время было страшно, меня скручивало от чувства одиночества в безликом гостиничном номере в тысячах километров от родных и близких». Это накладывается на «обычные» издержки профессии: постоянные разъезды, необходимость защищать очки и покрывать расходы, поражения, случающиеся примерно каждую неделю.

Экс-16-я ракетка мира теннисист начала Открытой эры Клифф Ричи сравнивает депрессии игроков с раком кожи, а теннис – с солнцем: «Если у вас есть предрасположенность, то слишком много солнца приведет к раку». У Ричи диагностировали депрессию, когда ему было 50, но он считает, что страдал от нее, уже когда играл: «Меня тяготили не столько поражения, сколько нестабильность моего уровня. Я все время об этом думал, становился раздражительным и тревожным, пил и принимал валиум (седативный препарат – Sports.ru), чтобы заснуть». Также Ричи говорит, что в теннисе еще сильна стигма вокруг депрессии, хотя борьба с ней и есть «самый сложный матч».

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

Табуированность темы депрессии специфика не тенниса, а всего спорта в целом, но от этого не легче. «Смысл того, что мы делаем, – в том, чтобы быть сильными, – говорит Танвье. – С депрессией то же самое, что с травмами: мы ее прячем, чтобы не показать свою слабость».

Психиатр Кристоф Бернелле, в прошлом профессиональный игрок, говорит, что своеобразная вакцина от депрессии в теннисе – это умение по-детски получать удовольствие от игры и не загоняться от поражений. Он приводит в пример Пита Сампраса, который, в 14 лет перейдя на одноручный бэкхенд, проиграл много матчей, но потом вырос в лучшего игрока поколения. Или Стэна Вавринку, который за карьеру проиграл 37% матчей, но это не помешало ему взять три «Шлема».

Теннис – депрессивная среда: игроки принимают лекарства, уходят из тура и даже пытаются покончить с собой

Наконец, вспоминается, как Рафаэль Надаль после драматичного поражения от Жиля Мюллера на «Уимблдоне»-2017 (13:15 в решающем сете) задержался на корте – раздать автографы. «Таким образом он не только делает приятно другим – он помогает и себе самому, потому что депрессия – это когда ты замыкаешься в себе. А когда ты делаешь что-то для других – ты наоборот уменьшаешь свое эго, становишься более открытым и видишь, что можешь сделать кого-то счастливым».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

15 + пятнадцать =