Ныряем в историю и современность.

У тенниса и Олимпиады все сложно. С одной стороны, он был в программе еще самых первых современных Игр, с другой – потом на 64 года из нее выпал. Это самый длинный перерыв в истории Олимпиад.

С момента возвращения прошло уже больше 30 лет, но перед каждой Олимпиадой по кругу встает один и тот же вопрос: нужны ли теннисистам Игры?

Разберемся.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Первая современная Олимпиада прошла в Афинах в 1896-м, когда теннису было чуть больше 20 лет. «Ролан Гаррос» тогда было всего пять лет, а Australian Open еще не существовало. Тем не менее теннис был в олимпийской программе.

Правда, почти никто из топов тех времен на турнир – проведенный на грунтовом корте внутри велодрома, – не приехал. Участников вообще было так мало, что медали в одиночке разыграли за три дня, а в паре – вообще за один.

Чтобы хоть как-то набить сетку, организаторы привлекли спортсменов из других видов – тяжелоатлета, бегунов и метателя молота. Момчило Тапавица, на той Олимпиаде соревновавшийся в теннисе, тяжелой атлетике и борьбе, в итоге выиграл бронзу. Остальные совместители проиграли в первом раунде.

В олимпийской программе теннис продержался до 1924-го. Но после Игр в Париже у федерации тенниса и МОК начался конфликт. Теннисистов возмутила организация во Франции: во время матчей на корты спокойно выходили посторонние люди, женщинам в качестве раздевалки предоставили какую-то хижину – которая к тому же была постоянно закрыта на ключ.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Кроме того, МОК требовал, чтобы в олимпийские годы не проводился «Уимблдон» – это, по его мнению, помогло бы обеспечивать участие лучших теннисистов в Играх. Теннисным властям такое требование, естественно, не нравилось.

А МОК не нравилось, что теннис становился все более профессиональным. В 20-е годы набирали обороты и становились хитами турне лучших теннисистов – например, в 1927-м великая Сюзан Ленглен заработала 100 000 долларов за пять месяцев поездок по США, Канаде и Кубе. По тем временам это были невиданные деньги.

Правда, за участие в профессиональных турнирах теннисистов тогда не допускали до «Больших шлемов» и вообще всячески третировали. Ленглен, например, долго сомневалась перед переходом в профи, потому что боялась, что он испортит ее репутацию. Да и вообще любой заработок при помощи тенниса был под запретом – поэтому к американцу Биллу Тилдену были претензии из-за того, что он писал теннисную колонку в газете.

В итоге перед Олимпиадой-1928 теннис (вместе с футболом) исключили из программы. The New York Times тогда писала, что его посчитали «слишком далеким от чистого любительства». А журнал Harper’s анализировал ситуацию: «Многие ведущие французские игроки не только зарабатывают лаун-теннисом и постоянно нарушают правила о любительстве под присмотром своих чиновников, но и не видят в этом ничего плохого. Им даже обидно и удивительно, что кто-то ставит под сомнение их спортивную честность. Как профессионализм, проникший в старые Олимпиады, стал предвестником их исчезновения, так и профессионализм, проникающий в современные Игры с Континента, может стать началом конца».

Сближение тенниса с олимпийской программой было прямо пропорционально его отдалению от идеалов чистого любительства. Но это было связано с тем, что спорт вообще стал постепенно превращаться в элемент индустрии развлечений, в котором без профессионалов невозможно.

В 1968-м в теннисе началась Открытая эра – профессионалов допустили до участия в крупнейших турнирах, включая «Большие шлемы». В том же году на Играх в Мехико прошел выставочный теннисный турнир. Полноценно теннис вернулся в программу Олимпиады в 1988-м, когда в нем уже наступила эпоха огромных денег, а игроки начали зарабатывать миллионы.

Огромные усилия для возвращения тенниса на Игры приложил тогдашний глава ITF Филип Шатрие – в честь которого теперь назван центральный корт «Ролан Гаррос». Француз считал, что получение олимпийского статуса поможет популярности тенниса: «Это самое важное событие с наступления Открытой эры. 80% правительств не будут поддерживать спорт, которого нет на Олимпиаде. А так правительства начнут поддерживать теннис».

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Филип Шатрие

В этом он оказался прав – например, советские теннисисты начали стабильно играть международные турниры как раз с возвращением на Олимпиаду.  20-летний Александр Волков после выхода в четвертый круг «Уимблдона»-1987 рассказывал: «Для нас Олимпиада – самый важный турнир. Это главная причина, по которой мы снова играем международные турниры. Очень долго я думал, что никогда не смогу выступать за пределами своей страны».

При этом изначально СССР был против того, чтобы теннисных профессионалов допускали на Игры. И не только СССР. «Теннисным миллионерам не место на Олимпиаде. Но большинство членов МОК хочет попробовать. Так что посмотрим», – рассказывал делегат из Панамы.

Большинство членов МОК хотело попробовать, потому что в 1984-м теннис второй раз вернулся на Олимпиаду в качестве выставочного турнира. Туда допустили профессионалов, но с одной оговоркой – им должно быть не больше 20 лет. Президент олимпийского комитета США Уильям Саймон считал это странным: «Если капитану студенческой команды 21 год, он не может играть. Но какой-нибудь Матс Виландер, в 19-20 заработавший $400 тысяч за год, может».

Но после выставки, которую выиграли Штеффи Графи и Стефан Эдберг, МОК решил двигаться в сторону сближения с профи. «Лучшие теннисисты мира должны иметь право выступить. Нам не нужно, чтобы олимпийскими чемпионами становились не лучшие», – рассуждал член МОК от ФРГ.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

15-летняя Штеффи Граф после победы на Играх-1984

В итоге к 1988-му на Игры допустили всех профессионалов. Но были условия:

1. От игроков требовали, чтобы они останавливали коммерческую деятельность – начиная за две недели до Олимпиады и до церемонии закрытия они не должны были ничего рекламировать. Писалось, что призовые в этот месяц они тоже получать не должны.

Сейчас игроки не могут ничего рекламировать, только находясь на Олимпиаде. Поэтому они, например, играют без нашивок – только с логотипом технического спонсора. Кому-то специально делают чистые футболки, а кто-то просто заклеивает всю рекламу.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Даниил Медведев на Олимпиаде и «Уимблдоне». На Играх – никаких нашивок на рукавах

2. Теннисисты были обязаны жить в олимпийской деревне. Член МОК Жан де Бомон объяснял: «Когда человек, зарабатывающий миллион долларов в год, живет в деревне, у него есть олимпийский дух». Многие профи того времени были недовольны. Например, Матс Виландер: «Невозможно показывать лучший теннис, когда тебе нужно жить в комнате с четырьмя другими парнями».

Сейчас игроки не обязаны жить в олимпийской деревне – например, первая ракетка мира Эшли Барти в Токио остановилась отдельно. Но многим теннисистам нравится окунуться в атмосферу Игр. Взять хотя бы Даниила Медведева, Андрея Рублева и Карена Хачанова, которые с гордостью рассказывали в соцсетях об обмене олимпийскими значками с другими спортсменами.

Или Новака Джоковича, который за время Олимпиады с удовольствием сделал десятки селфи с атлетами из других видов. Его фото с бельгийскими гимнастками вообще стало хитом.

3. В 1988-м в Сеуле действовало правило, запрещавшее теннисистам играть турниры в Корее на дистанции двух недель от церемонии открытия и после церемонии закрытия Игр. Его ввели, чтобы какой-нибудь промоутер не воспользовался тем, что они собрались в стране и не организовал выставку – на которой все бы заработали.

4. От тенниса в целом потребовали, чтобы он влился в общеспортивную систему допинг-контроля. Хотя в 80-х в турах в этом плане в целом было беззаконие, и еще в 2000-х теннис славился тайными дисквалификациями и прочими мутными историями.

5. А еще ввели критерии отбора через участие в командных национальных турнирах – Кубке Дэвиса и Кубке Федерации. Они действуют и сейчас – например, из-за них в Токио не смог бы приехать Григор Димитров. Даже если бы захотел.

Основная проблема в отношениях тенниса и Олимпиады – это вопрос статуса Игр. Но есть ощущение, что эту проблему переоценивают.

Борис Беккер, в 1992-м взявший золото в паре, на следующие Игры не поехал. «В других видах спорта Олимпиада – это вершина. Мне кажется, что в теннисе это не так», – размышлял немец.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Его напарник Михаэль Штих распространился: «Для теннисистов «Уимблдон», US Open, «Ролан Гаррос» намного важнее Олимпиады. Легкоатлеты и пловцы четыре года тренируются, чтобы поехать на Олимпиаду, это пик их карьеры. Для теннисистов это не так. Вообще Олимпиада – это здорово, атмосфера отличная. Но я бы лучше сходил посмотреть какой-нибудь другой вид, чем играл в теннис».

Ряд игроков не ездит на Олимпиаду, потому что ставит ее ниже личных турниров. Например, так поступал Доминик Тим, который не понимал, какую ценность Игры имеют для теннисистов. Но в конце прошлого года он говорил, что планирует выступить в Токио – потому что его тренер, двукратный олимпийский чемпион Афин Николас Массу, заставил его все переосмыслить.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Сэм Куэрри в этом году заявил от лица американцев: «Для американских теннисистов Олимпиада не очень важна. Она не так важна, как в некоторых других странах. Для большинства американцев сыграть, конечно, здорово, но я лучше поеду на турниры в Лос-Кабос, Атланте, Вашингтоне. Я больше хочу выиграть Индиан-Уэллс, чем золото Олимпиады. Думаю, многие другие так же считают».

До Афин-2004 и с Рио-2016 за Олимпиаду не начисляются рейтинговые очки. И считается, что это тоже вроде бы должно ударить по мотивации теннисистов. Кэмерон Норри, на прошлой неделе взявший первый в карьере титул ATP, например, рассказывал: «Выступать за страну, конечно, здорово, но из-за карантина и проблем с расписанием возможности заработать очки были ограничены. Для меня было лучше сосредоточиться на подготовке к US Open».

К тому же Олимпиада проходит в очень напряженный отрезок сезона, когда за несколько месяцев проходят «Ролан Гаррос», «Уимблдон» и US Open. В этом сезоне было вообще жестко: «Ролан Гаррос», спустя две недели после него «Уимблдон», а спустя две недели после него – Олимпиада.

В этом году системные трудности наложились на уникальные осложнения, вызванные пандемией: пустые трибуны, карантины, тесты и все остальное. В итоге в Токио не приехали 10 игроков из топ-20 ATP и ряд сильных женщин во главе с Сереной Уильямс и Бьянкой Андрееску.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Из-за количества пропускающих в медиа даже проходило мнение: теннис демонстрирует, что Олимпиада ему не нужна, и МОК должен присмотреться.

Но если присмотреться, то очевидно, что для большинства игроков Олимпиада очень важна. Двукратный чемпион Игр Энди Маррей однажды сказал, что любому понятно, что такое золотая медаль, но только фанаты тенниса знают «Ролан Гаррос» или US Open. Многие теннисисты рассуждают в подобном ключе и стремятся взять медаль. Для игроков из Восточной Европы Олимпиада исторически важна в любом виде. Чемпионка Пекина-2008 Елена Дементьева, например, ставила ее даже выше «Больших шлемов» и в 2008-м целенаправленно готовилась только к ней. А в теннисе сейчас много топов из Восточной Европы.

И лучше всех слов говорят эмоции – причем даже не чемпионов. Элина Свитолина, взявшая бронзу и принесшая Украине первую теннисную медаль, после матча пару минут плакала.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Пабло Каррено-Буста, тоже взявший бронзу, плакал даже дольше Свитолиной. А потом назвал эту медаль главным достижением своей карьеры: «Это бронзовая медаль, но для меня она как золотая».

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

И еще более красноречиво то, как топы, реально претендующие на награды, реагируют на поражения. В Токио чемпионка «Ролан Гаррос»-2020 Ига Швентек больше пяти минут рыдала на корте. Поражение в Париже в этом году она восприняла намного спокойнее.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

А одним из главных образов Рио-2016 стал Новак Джокович, прямо на корте горько плакавший после вылета в первом круге.

Говорят, что теннису не нужна Олимпиада и что игроки – миллионеры, которым не место на Играх. Это глупости – и слезы докажут

Вы можете себе представить, чтобы он так плакал, проиграв в Нью-Йорке или Мельбурне? Или чтобы он играл микст на турнире «Большого шлема», хотя его тренеры были против? В Токио все было именно так – все говорили ему сосредоточиться на одиночке, но он сам решил выступить в смешанной паре, чтобы максимизировать шансы на золото. Правда, из этого ничего не вышло, а с матча за бронзу в миксте он вообще снялся.

Но все равно проблема тенниса и Олимпиады не в том, что Игры не нужны. А в том, что в теннисе часто делают мощные общие заявления, исходя из частных случаев.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here