Андрей Рублёв – о победе на «Ролан Гаррос» и над Надалем, о паре с Хачановым на Олимпиаде и особом отношении к Барселоне

«Получается, сейчас я второй, а вчера был первый». Почему Рублёв пока не «наелся» теннисом
Один из лидеров сезона Андрей Рублёв после финала в Монте-Карло рассказал, почему Чемпионская гонка ATP ему важнее рейтинга 52 недель.

Россиянин Андрей Рублёв благодаря успешному выступлению на «Мастерсе» в Монте-Карло смог опередить в Чемпионской гонке ATP и Даниила Медведева, и Новака Джоковича. Можно сказать, что сутки он был лидером сезона, но после финала уступил первую строчку Стефаносу Циципасу. В интервью представителям российских СМИ, среди которых был и корреспондент «Чемпионата», Рублёв признался, что внимательно следит за своим продвижением и в Чемпионской гонке ATP, и в рейтинге 52 недель. Но какой из этих рейтингов ему важнее?

— Хочу поздравить вас с замечательной неделей в Монте-Карло. Если оставить за рамками поражение в финале, довольны ли своей игрой? Как вообще себя сейчас чувствуете на грунте? — Да, я расстроен после финала. Если брать в целом неделю, то понятно, что она особенная, которую я никогда не забуду. Понятное дело, что финалом я недоволен, поэтому смешанные чувства. Будем работать дальше и уже настраиваться на следующий турнир. Посмотрим, как всё сложится в будущем. Потому что пока что я играю свой лучший сезон. На всех турнирах выступаю стабильно, поэтому это самое главное.

— Вы говорили, что после матча с Надалем поздравляли даже те люди, которых лет пять не видел и не слышал. Что это были за люди? И насколько для вас важна победа над Рафой? — Ну просто поздравляли какие-то знакомые, которых я не слышал и не знал, как они и где, что у них происходит. Как-то так. Понятное дело, что победа над Рафой — это что-то, особенно для меня, для моего теперешнего этапа карьеры, это что-то очень нужное, чтобы ещё больше поверить в себя, чтобы ещё больше понимать теннис, быть мотивированнее. Поэтому я очень рад, что у меня получилось. Значит, наверное, всё на правильном пути и нужно продолжать двигаться так же и смотреть, как всё сложится.

— Андрей, сейчас вы идёте на втором месте в чемпионской гонке ATP. Обращаете ли вы на это внимание? И вообще для вас важно следить за этой гонкой и оказаться в ней на первом месте, например? — Понятное дело, что я знаю свои позиции в гонке и в рейтинге. И гонка на самом деле намного важнее, чем рейтинг, потому что по её итогам это и есть твой рейтинг в конце года. Потому что каким ты будешь идти в гонке, таким и будет рейтинг на конец года. Понятное дело, я это знаю. Но я не знаю, сколько у меня очков, не знаю, какая разница — какой отрыв. Получается, сейчас я второй, а вчера был первый (смеётся. – Прим. авт.) То есть я знаю сами позиции, но не смотрю на очки. Просто знаю, как сам факт. Ну и всё. И дальше просто стараюсь делать свою работу.

— Вы говорили, что проиграли в полуфинале «Мастерса» в Майами из-за эмоций, поэтому сейчас вам важно научиться их контролировать под давлением. В финале турнира в Монте-Карло показалось, что именно эмоций вам и не хватило. Это так? Или дело в усталости? — Ну, сегодня не хватило всего. Но это больше от усталости. И эмоций не хватало, потому что был уже опустошён и морально, и физически. Всё вместе. Потому что провёл два матча с Роберто [Баутиста-Агутом] и с Рафой [Надалем] на пределе своих возможностей. Не помню, сколько мы играли — но по 2,5 часа точно — два матча подряд, и заканчивали довольно поздно. И играть сразу на следующий день полуфинал, и потом финал, и даже дня отдыха не было. И матчи, получается, были всё раньше и раньше по времени. В итоге — да, я просто подошёл к финалу намного более уставший, чем Стефанос. А чтобы обыгрывать уже игроков топ-10, ты должен быть всё равно, как-никак, но наполнен, то есть подойти к матчу более-менее с силами. Потому что ещё с какими-то, может быть, другими игроками это прокатит — выиграть на усталости, но с одними из лучших ты должен быть готов сам, насколько это возможно. Вот и всё, собственно.

— Продолжая разговор об отдыхе. Сейчас Даниил Медведев, который сдал положительный тест на ковид, может сидеть дома, лечиться на законных основаниях и играть в любимую приставку, не напрягаться. Вы же играете почти каждую неделю, далеко проходите по сетке. Если бы было несколько дней на отдых — чем бы занялись? — Ну сейчас будет до среды отдых перед следующей игрой (на турнире в Барселоне. – Прим. «Чемпионата»), поэтому буду восстанавливаться. И всё равно тренироваться (смеётся), потому что не хватает немного тренировок. И всё, уже после этого турнира будет намного больше времени спокойно правильно подготовиться, потренироваться перед «Мастерсом» в Мадриде. Поэтому посмотрим, как всё сложится.

— Ситуация с ковидом длится больше года. Где к вам предъявлялись самые жуткие требования? Где испытывали самый большой дискомфорт? — Да нет такого на самом деле, потому что я отношусь с пониманием ко всему, к ситуации вообще во всём мире. Зная всю ситуацию во всём мире и что у нас есть возможность продолжать играть турниры, просто воспринимаешь это всё так, что нам нереально повезло в этом плане. Поэтому нет такого, что где-то мне комфортнее или некомфортнее.

— Хотел уточнить ситуацию с Барселоной. Почему вы изначально не заявились на этот турнир, а потом попросили уайлд-кард, который вам предоставили? — Дело в том, что изначально я был заявлен на Марбелью. Получается, что я должен был играть Майами, потом сразу Марбелью и Монте-Карло. И мы не знали, что будет дальше. Получалось, что почти нет отдыха, а ведь потом сразу Мадрид и Рим. Плюс до этого я играл до фига турниров. То есть получалось совсем много. И мы решили на тот момент не заявляться и, если что, попросить уайлд-кард. Собственно, получается, что из-за того, что я далеко прошёл по сетке в Майами (полуфинал. – Прим. «Чемпионат»), я снялся с Марбельи, потому что не успевал бы приехать и сразу на грунте играть. Это было бы очень опасно. И получилось так, что после матча с Роберто [Баутиста-Агутом в третьем круге «Мастерса» в Монте-Карло] мне нужно было давать ответ — буду ли я играть в Барселоне или нет. Я подумал, что завтра — Рафа, скорее всего, я буду в Барселоне уже в пятницу, поэтому будет время и отдохнуть, и потренироваться, и подготовиться. К тому же первый круг я на BYE (то есть пропуск матча как высоко сеяный игрок. — Прим. «Чемпионата»). Так что я дал согласие, но в итоге доиграл в Монте-Карло до конца.

— Есть ли смысл играть в Барселоне? У вас уже 29 матчей в сезоне. Потом небольшой отдых, два «Мастерса» и «Ролан Гаррос». Есть логика в том, чтобы взять паузу и немножко отдохнуть? — Нет. 100% есть логика. С одной стороны, наверное, было бы правильнее сделать паузу. Но, возможно, потому что Барселона — это особенный турнир для меня из-за того, что это самый первый турнир, куда я попал не заранее, а в последний момент. Впервые прошёл квалификацию и обыграл в первом круге Фернандо Вердаско, когда он ещё был в хорошей форме (в 2015 году. – Прим. «Чемпионата»). По сути, с этого турнира у меня всё началось. И потом то из-за травмы, то из-за ковида так и не смог там выиграть ни одного матча. Возможно, внутри сидит эта детская недоигранность, что сейчас есть шанс, что я начинаю сразу с BYE, что точно будет большой корт, плюс ещё разрешили хоть немного, но всё-таки сколько-то зрителей. И, вероятно, это всё сказалось, плюс всё равно очки за этот турнир в гонку мне заходят. Плюс я подумал, что перед «Мастерсом» в Мадриде так или иначе будет недельная пауза. То есть в любом случае к Мадриду я восстановиться точно успею. А после Рима я до «Ролан Гаррос» больше ничего не играю. И если, например, я в Риме не очень удачно сыграю, то у меня будет почти три недели перед «Ролан Гаррос». И даже если хорошо сыграю Рим, то всё равно будет две недели. Дальше на траве в планах всего лишь два турнира сыграть, и потом уже Олимпиада. Так что дальше по сезону будет уже не так много турниров, потому ещё и из-за этого я решил сыграть в Барселоне.

— Ну всё-таки есть психологическая ситуация, что «наедаешься» теннисом. Вы же играете почти каждую неделю. Всё равно получается график насыщенный, несмотря на все паузы, про которые вы сказали… — Ну вот в данный момент, наверное, такое чувство, что надо. То есть мне даже легче сыграть, чем не сыграть. В плане «наесться» — точно нет, потому я слишком люблю теннис. Единственное, что может быть, просто что я буду нереально уставшим и опустошённым. Но из-за того, что следующую неделю после Барселоны я точно ничего не играю, то этой недели хватит 100%, чтобы восстановиться. Вот если бы сразу после Барселоны был Мадрид, то тогда бы, скорее всего, я бы уже не играл. А так как будет неделя перерыва, то восстановиться к Мадриду я точно успею.

— Сейчас был Монте-Карло, и часто муссировалась тема, что в Монако живут многие звёзды — Медведев, Циципас, Джокович. Вы сами никогда не думали о переезде в Монте-Карло? — Я сам живу в Москве. У меня вся семья в Москве. В Барселоне я только готовлюсь к турнирам, когда у меня есть свободная неделя. У меня вся команда там. Но вообще у меня всё связано с Москвой — вся семья, все друзья, все дела. И когда есть возможность, сразу прилетаю в Москву. Про Монако, конечно, я думал, потому что это нормально. Все спортсмены путешествуют по миру. Им всё равно же где-то нужно базироваться. Где-то это из-за налогов, где-то просто из-за того, что должна быть какая-то спортивная база. В Монако надо находиться, а у меня вся команда из Испании. То есть нужно ещё и всю команду постоянно созывать сюда. А у них тоже семья — жена, ребёнок, который ходит в школу. Ему тоже будет тяжело постоянно находиться «между». Поэтому как есть, так и оставил. В случае с Даниилом Медведевым — его тренер живёт рядом, поэтому у него сложилась такая возможность. Кажется, он где-то рядом с Ниццей живёт. Если бы он не жил там, то Даня, возможно, и не был бы в Монако.

— Говорят, что в финале вам не хватило физики, с Надалем много сил потратили. Работаете ли вы над этим? И показалось, что вы постоянно покашливаете. А ведь вас часто спрашивают про прививку от коронавируса. — Понятное дело, что физически я работаю очень много. И думаю, что этому есть подтверждение, потому что я вытерпел два матча против двух самых выносливых теннисистов — что Баутиста, что Надаль — и выдержал эти матчи, не сбавляя уровня. 2,5 часа был что один матч, что другой. Против Надаля отыграть в таком ритме 2,5 часа, даже когда ты полностью свежий, нереально тяжело. А у меня ещё до этого был тяжёлый матч, и я смог всё равно это сделать. Значит, в плане физики, тьфу-тьфу-тьфу, у меня всё нормально. Но понятное дело, что я играл каждый день и заканчивал очень поздно, а полуфинал я играл уже не вечером, а намного раньше. И финал ещё раньше. То есть просто не хватило по итогу. Как я уже говорил, чтобы выигрывать у топ-10, это уже не прокатит. Нужно успевать восстанавливаться. Если бы, возможно, был один день отдыха, как на «Больших шлемах», то всё бы было по-другому. Перед матчем казалось, что всё нормально. Но сейчас, когда уже проанализировал всё, понимаешь, что энергия вообще была не та, и реакция, и скорость совсем другая. Когда ты опустошён, то совсем по-другому двигаешься. А кашель – ну да. Я, когда прилетел из Майами, в итоге немного простыл и прокашлял полторы недели. Нет, тесты я делаю, и вроде всё «негатив», но зажало меня. Думал, что всё, «приплыл». Но уже теста четыре или пять после Майами сделал, и пока, тьфу-тьфу-тьфу, всё нормально. Видно, просто какая-то простуда из-за того, что я попал из жары в холод. Здесь было реально очень холодно. Что после Майами, когда тренировался, что в Монако. — Держите в уме все эти гонки, рейтинги? Давит это на вас? Вы только что обошли Федерера, который за год сыграл только два матча. — Ну что поделаешь, такая рейтинговая система. Но, повторюсь, я даже меньше обращаю внимание на рейтинг, чем на гонку. В том плане, что я не смотрю ни туда, ни туда. То есть обычный рейтинг я не открывал уже года три. Если я знаю, что хорошо иду в гонке, тогда тем более мне на рейтинг всё равно. Потому что гонка — на самом деле это и есть твой рейтинг. В плане давления — нет не давит, потому что это же не вопрос одного турнира или одного дня. Это всё равно что марафон, где всё это будет только по итогу. Поэтому чем ты правильнее будешь делать вещи — улучшаться, правильно готовиться и так далее, чтобы как можно стабильнее играть, то эта стабильность в итоге и даст где-то свои результаты. Потому что невозможно играть каждую неделю идеально. Будут недели, где ты выигрываешь, потом, возможно, будет целый месяц спада. И вот важно, что отличает лучших игроков от других, что они играют стабильно. То есть они могут не выиграть турнир, но они всё равно дойдут до четвертьфинала минимум на всех турнирах. Это самое важное. В плане рейтинговой системы — понятное дело, что мне это не нравится. В том году, когда они заморозили рейтинг на год, это было понятно, нормально и логично. То, что сейчас они сделали, что с марта по август только по полрейтинга «сгорает», — я знаю, что это много обсуждалось и что они сами не очень хотели это делать. Там больше, наверное, было недопонимания между ATP и определёнными игроками — подумали, видимо, что большинство игроков будут опять пропускать турниры и поэтому надо ещё заморозить рейтинг.

— Хочу ещё спросить про ещё один приятный для вас турнир — «Ролан Гаррос». Там вы стали в 2014 году чемпионом юниорского соревнования, в прошлом году всё замечательно шло, и вы впервые стали четвертьфиналистом. Сейчас пошла грунтовая серия, которая по сути является репетицией перед «Ролан Гаррос». Какие воспоминания от этого турнира, ожидания? Как к нему вы относитесь? — Воспоминания очень тёплые, потому что я выигрывал юниорский «Ролан Гаррос» и в прошлом году достаточно успешно там выступил. Понятное дело, что это турнир «Большого шлема», поэтому всегда на нём хочется показать хороший теннис, хороший результат. И моя задача — подойти к «Ролан Гаррос» в максимально лучшей форме, и уже дальше как сложится, так и сложится. К сожалению, если бы можно было это контролировать, что от того, когда ты находишься в хорошей форме, ты всегда показываешь крутые результаты. Это было бы супер. Но, к сожалению, можно находиться в нереальной форме и проиграть уже в первом круге. А можно находиться в плохой форме и выиграть какие-то матчи и показать неплохой результат. Поэтому я просто постараюсь сделать всё, что именно от меня зависит, а дальше уже — как сложится, так и сложится.

— Вопрос по поводу парных матчей. Планируете ли дальше продолжать играть с Кареном Хачановым? Всё-таки не за горами Олимпиада в Токио. Или вы будете тасовать парные комбинации — ведь у вас так здорово получилось с Асланом в Дохе, что вы выиграли сразу титул? — Да, действительно, с Асланом у нас получилось очень здорово и классно. Аслан, я бы сказал, играет пару лучше всех нас вообще вместе взятых. Но так сложилось, что Аслан только сейчас вошёл в этот список и попадает на все турниры. Олимпиада должна была быть ещё в том году, и мы давным-давно уже договорились играть с Кареном, если всё будет хорошо в плане здоровья и в плане рейтинга. Поэтому всё равно стараемся играть пару с Кареном, и вот сейчас даже в Барселоне мы заявлены. Всё равно стараемся успеть как можно больше набрать уровень, чтобы как можно лучше выступить на Олимпиаде.

Источник: championat.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

17 − 1 =