Даниилу Глейхенгаузу всего 29, но кажется, что он ставил программы всегда – представить без него современное фигурное катание невозможно.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

На лед до сих пор выходят его ровесники – Михал Бржезина, Киган Мессинг, Александр Майоров, Алексей Быченко, а Глейхенгауз закончил закончил с одиночным катанием в 2009-м (потом еще 2 сезона пробовал себя в танцах). Ему было всего 18, и не все помнят, каким фигуристом он был.

Пришло время вернуться в нулевые Глейха.

Даниила с рождения готовили в балетные танцовщики – это мечта его мамы, балерины Большого театра, Людмилы Шалашовой, которая умерла летом 2019 года. Ставить сыну хореографию она начала, едва тот научился ходить.

«Я занимался хореографией, сколько себя помню, поэтому выбора у меня особо не было. В детстве были моменты негативного отношения к маме и ее инициативам. Тогда мне казалось, что она меня замучила», – рассказывал Глейхенгауз в давнем интервью журналу «Московский фигурист».

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

Хореография преследовала его всюду – дома, на даче, на прогулке – по несколько часов ежедневно. Но в балетную школу самых маленьких не брали, поэтому 4-летнего Даню отвели на каток переждать еще пару лет. Когда пришло время балета, фигурное катание обещало слишком серьезные перспективы, чтобы оставлять его ради сцены.

Но хореографические занятия дома не прекратились – мама занималась с Даниилом регулярно. 

«Если честно, лет до 17 хореографию просто ненавидел. Ну, представьте: переходный возраст, все, отработав лед, идут в Макдональдс, а мама-балерина дает тебе балетки и говорит: «Пошли заниматься». Когда становишься старше, осознаешь, что без этого ты не стал бы хореографом-постановщиком, потому что чувство позы привито было мамой с самого детства», – объяснял Глейхенгауз.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

В феврале 2003-го к 11-летнему Дане пришла первая большая победа – на первенстве России по своему возрасту. Этот турнир вынес его в гранд-надежды одиночного катания, а позади остались ровесники Никита Кацалапов (с ним в одной группе Глейхенгауз занимался в школе «Сокольников» у Ирины Друзик) и Федор Климов – будущие звезды танцев и парного катания.

«Сейчас тренировочный процесс сильно изменился. Когда катался, мы делали 2-3 полных проката в неделю, и нам казалось, что это очень сложно. Работа над прыжками была в духе «прыгаешь один раз – пытаешься снова через несколько минут». Теперь интенсивность тренировок куда выше, а количество прокатов намного больше. Сейчас 7-летние спортсмены порой тренируются по 5-6 часов, а у меня в свое время был час или два», – сравнивал нагрузки Глейхенгауз.

Его главным учителем после мамы был Виктор Кудрявцев – тренер, который из фигуристов вытачивал будущих тренеров и специалистов. Просто пробегитесь по списку его воспитанников: Александр Лакерник, Наталья Павлова, Сергей Дудаков, Николай Морозов, Виктория Буцаева, Илья Авербух, Татьяна Мишина.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

Любопытно, что перед приходом к Кудрявцеву Глейхенгауз несколько недель стажировался у Елены Буяновой – опыт, над которым они обычно шутят при встрече.

Даниил и дальше выделялся на детских стартах: выиграл Финал юношеского Кубка России-2004, потом Спартакиаду учащихся в 2005-м.

Но главным в его карьере стал сезон-2006/07 – в феврале Глейхенгауз взял бронзу на юниорском чемпионате России, уступив Сергею Воронову и Артему Бородулину, и отобрался на юниорский чемпионат мира. Для тех лет – мощная заявка на успешный выход во взрослые, где Россию представляли перманентно возвращавшийся Плющенко и пустота.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

Оберстдорф-2007 вообще получился дико плотным на будущих звезд: Патрик Чан, Флоран Амодио, Кевин Рейнольдс, Михал Бжезина, Денис Тен, Сергей Воронов. И Глейхенгауз там провалился – три падения, сорванные каскады, незасчитанные элементы и только 19-е место.

«Я помню Даниила как спортсмена – он уже тогда выделялся незаурядным художественным даром, но, как в шутку говорят, войдя в образ, не мог выйти из него и не отличался стабильностью», – самая точная характеристика из книги тренера Алексея Мишина «О чем молчит лед».

Вы удивитесь, но Даниилу никогда не ставили супербаллов за компоненты – ни в целом, ни отдельно за представление, композицию или интерпретацию. После юниорского этапа Гран-при-2007 в Шеффилде, где Глейхенгауз стал 5-м, лидируя после короткой, старший тренер юниорской сборной России Галина Голубкова даже обращала внимание – надо больше работать над хореографией:

«Возможно, сказалась психология. У Даниила и на чемпионате мира среди юниоров в прошлом году была такая же ситуация: очень хорошее, чистое выступление в короткой программе – и неудача в произвольной. Как будто это огромное желание выиграть, выстоять до конца и мешает ему это сделать. Чистая психология, с этим надо отдельно работать, так же как с общефизической подготовкой и хореографией».

По современным меркам программы Глейхенгауза более чем 10-летней выдержки не выглядят сложными – тройной флип и каскад из тройного риттберегера с двойным тулупом в короткой; набор тройных без лутца в произвольной.

Сейчас учениц с таким набором отсеивают еще на входе в «Хрустальный», но у Даниила есть оправдание – в определенный момент он перестал учить четверные из-за травмы.  

Голеностоп беспокоил его и раньше, но перед произвольной на ЮЧМ-2007 воспалился слишком серьезно – Даниил вышел на лед с опухолью и резкой болью. Врачи потом долго искали причину, ставили противоречивые диагнозы, не помогла даже операция, после которой на восстановление потребовалось полгода.

Но вернуться всерьез так и не получилось не получилось – 17-е место на взрослом чемпионате России-2008 стало сигналом для больших перемен.

«Возвращался несколько раз на лед, и как только начинал нагружать ногу, она тут же опять начинала болеть. Месяц-два нагрузки – и снова лечение. О тройном акселе и тем более четверном пришлось сразу забыть. Так продолжалось 2 года – выхожу на лед и тут же начинаю лечиться. Потом снова лед и снова лечение. В итоге в 18 лет решили с родителями на семейном совете завершить карьеру одиночника и попробовать в танцах на льду».

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

О переходе ученика в танцы Кудрявцев договорился с Александром Жулиным – самым востребованным танцевальным тренером того времени. Его дуэт Навка – Костомаров только что выиграл Олимпиаду, а специалисты из Америки еще не задавали танцевальные тренды.

 Для Глейхенгауза, учившего хореографию с детства, танцы действительно казались оптимальным решением. Но реальность оказалась сложнее.

«Мне сказали: «Ты, конечно, молодец, но ничего не умеешь делать». И посадили на основной шаг, беговые назад и вперед. По 200-300 кругов подряд накручивал. Полгода ничего больше не делал, полностью поменял под танцы технику скольжения, толчков», – рассказывал он в интервью «Спорту изнутри».

Только через полгода Жулин подобрал Глейхенгаузу партнершу – Ксению Коробкову. Она была на 4 года моложе 19-летнего Даниила, и почти сезон ушел на скатывание – до турниров они добрались только к весне 2011-го.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

Акцент делали на сезон-2011/12 – последний перед выходом во взрослые. Паре требовались рейтинг, серьезные баллы, признание судей – чтобы преодолеть безумную очередь в танцах максимально оперативно.

Видели, как катался юный Глейхенгауз? Никогда не прыгал четверные, после травмы спасал карьеру в танцах, ненавидел (все так!) хореографию

Но энтузиазм иссяк, когда с победных турниров в Германии и Чехии дуэт перебрался на юниорское первенство России. В Новогорске от российских арбитров Глейхенгаузу и Коробковой досталось на 30 баллов меньше, чем ставили иностранцы.

11-е место в 48 баллах от Виктории Синициной и Руслана Жиганшина – по сути, это был приговор.

Окончательно с танцами и вообще карьерой фигуриста Даниил завязал летом 2012-го, осознав, что после смерти отца (Марк Глейхенгауз был известным режиссером и оператором-постановщиком) семье отчаянно не хватает денег.

Почти сразу он устроился в родную школу «Москвич», где на первых порах помогал молодым тренерам – Александру Шубину, Виктории Буцаевой, Юлии Солдатовой в работе с малышами. А в свободное время выступал актером массовых сцен в ледовых шоу Ильи Авербуха – именно Авербух после Сочи-2014 порекомендовал молодого тренера Этери Тутберидзе.

Но эта история уже совсем о другом – востребованном и удачливом – Глейхенгаузе, которого все хорошо знают.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

20 + двадцать =