Главное из видеоинтервью с фигуристкой.

Камиле Валиевой едва исполнилось 15, и она уже чемпионка мира среди юниоров, серебряный призер чемпионата России и новый амбассадор PUMA. А еще Валиева – одна из претенденток на попадание в олимпийскую команду, но об этом она говорить не любит: путевки в Пекин распределят только зимой.

Зато Камила с удовольствием рассказывает о фигурном катании – о тренировках в «Хрустальном», эйфории от полных трибун и постановочном процессе. Вот здесь можно посмотреть интервью Камилы целиком:

Короткая Валиевой на олимпийский сезон – пока секрет, но с произвольной все очевидно: остается прошлогоднее «Болеро».

Камила считает, что определять музыку для программ должен тренер: он лучше знает спортсмена. В ее карьере пока ни разу не было ситуации, когда ей не понравился бы выбор Тутберидзе и Глейхенгауза. Однако фигуристка хотела бы попробовать себя в креативном образе – с реквизитом и гримом – как у Мориса Квителашвили в прошлом сезоне.

«Болеро» – частый выбор в фигурном катании. И в этом, считает Камила, есть свои трудности.

Валиева доверяет выбор музыки тренерам, крутит двести прыжков подряд на скакалке и не хочет упрощать программы

«Когда катаешь популярную музыку, зритель невзначай начинает сравнивать тебя с великими фигуристами, которые катались под эту же музыку, и у тебя почти нет права на ошибки. А когда ты берешь менее используемую музыку, можешь раскрыться сам, поставить свою хореографию и не опираться на шаблоны».

Валиева рассказала, что когда «Болеро» утвердили, она посмотрела много других постановок под него – от Туктамышевой до Тарасовой / Морозова. А еще призналась, что оригинальный замысел Бежара – об истории желания – в ее программу не вкладывали.

Одно из первых воспоминаний Камилы о фигурном катании – олимпийский прокат Липницкой в Сочи. Тогда Юлии не удалось подняться на подиум в личном турнире, но она стала олимпийской чемпионкой в командном турнире и запомнилась миллионам зрителей благодаря трогательному образу девочки в красном пальто из «Списка Шиндлера». Прокат настолько впечатлил режиссера ленты Стивена Спилберга, что он даже лично написал Липницкой.

По мнению Валиевой, результат все же важнее культовой постановки, хотя в идеале на Олимпиаде должно совпасть все: «Спортсмену важна победа, но самый лучший исход – потрясающая программа, которая помогла взять золото».

Валиева доверяет выбор музыки тренерам, крутит двести прыжков подряд на скакалке и не хочет упрощать программы

Полтора года назад Камила сломала ногу незадолго до финала юниорской серии Гран-при. Фигуристка выступила на турнире, но от четверного тулупа пришлось отказаться: не хватило времени восстановить.

Хотя Валиевой удалось обыграть соперниц с облегченной программой, мысль все время катать такой набор у нее не возникала: «Упрощать – значит не двигаться вперед».

Восстанавливаться после перелома было сложнее, чем после вынужденного перерыва на карантин весной 2020-го. Во время локдауна Камила продолжала тренироваться: общих занятий по видеосвязи в «Хрустальном» не было, однако Камила занималась самостоятельно каждый день.

Фигуристка раскрыла несколько подробностей с тренировок – о том, сколько прыжков может без остановок сделать на скакалке (двести двойных и около тридцати тройных!), как работает над растяжкой, и не мешает ли удивительная гибкость исполнению четверных.

Валиева доверяет выбор музыки тренерам, крутит двести прыжков подряд на скакалке и не хочет упрощать программы

«Должна быть и растяжка, и при этом резкость. Когда нет резкости, конечно, сложно. Когда я поняла, что мы не художественной гимнастикой занимаемся, то чуть-чуть сократила само время растяжки, побольше добавила резкости, мне кажется, это дало результат».

Взросление – главная угроза ультра-си в женском одиночном. Камиле пока удается игнорировать трудности: «Стараюсь об этом не думать. Чем меньше думаешь об этом – тем меньше проблем».

Прошлый сезон должен был сложиться для Камилы иначе: этапы юниорской серии Гран-при, Первенство России и шанс стать двукратной чемпионкой мира среди юниоров.

Все изменила пандемия: ISU отказался от международных юниорских турниров, и Валиева выступала только на домашних стартах, включая чемпионат России и премьерный Кубок Первого канала. Там Камила оказалась в команде Алины Загитовой «Красная Машина» – вместе с Дмитрием Алиевым, Анной Щербаковой, Евгенией Тарасовой и Владимиром Морозовым. Экспериментальный формат пришелся ей по душе: «В какой-то степени мне даже больше понравилось кататься за команду. Там столько людей, к которым ты стремился, Алина Загитова, например».

Валиева доверяет выбор музыки тренерам, крутит двести прыжков подряд на скакалке и не хочет упрощать программы

Взрослые турниры от юниорских отличают не только именитые соперники, но и заполненные до отказа трибуны.

Камила считает, что адаптироваться к огромному «Мегаспорту» ей помог опыт выступления на домашнем Гран-при в Челябинске. А если бы у нее был выбор – провести еще один такой же сезон или защитить титул чемпионки мира среди юниоров, – она бы все равно остановилась на первом варианте.

«Когда ты соревнуешься со взрослыми спортсменами и при заполненных трибунах – это очень захватывающее ощущение. Очень большой опыт… и счастье».

Еще больше Камилы – в полном интервью:

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here