Из олимпийского Сочи тренер Нина Мозер возвращалась с триумфом: 4 медали, 3 из которых – золотые, сильнейшая в мире группа и бесконечный кредит доверия от федерации.

За один цикл Мозер, почти не работавшая раньше с топами, создала империю с большим штатом: тренеры, врачи, массажисты, хореографы. В российском фигурном катании именно к ней раньше всех приклеился ярлык «тренера-менеджера» – еще до того, как Плющенко попытался примерить его к Тутберидзе в одном из панчей.

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

Вопреки ожиданиям, после Сочи группа пошла на спад. Волосожар и Траньков завершили карьеру, Столбову и Климова замучили травмы, а контрольным выстрелом стал необоснованный отказ МОК пригласить Ксению на Олимпиаду-2018. Тарасова и Морозов, внезапно оказавшиеся лидерами сборной, не выдержали давления и в личном турнире Пхенчхана остались четвертыми.

После той Олимпиады Мозер сосредоточилась на административной работе, перепоручила Женю и Володю Максиму Транькову и вставала к бортику только в экстренных случаях. «Я, работая последний месяц с ребятами, каждый день задавала себе вопрос: «Как ты так жила последние восемь лет?» Я так больше не могу и не хочу», – жаловалась тренер.

Сейчас Мозер снова в игре: наняла хореографом Рамиля Мехдиева, создала несколько новых дуэтов и заявила о планах на Олимпиаду-2026.

Десять лет назад Нина Мозер вытянула лотерейный билет. Ей, неплохому юниорскому тренеру, доверили скатывать новый дуэт, созданный специально под Олимпиаду в Сочи: талантливый, но своенравный Максим Траньков и крепкая украинская парница Татьяна Волосожар, чей бывший партнер завершил карьеру.

Все сделали предельно грамотно – Татьяна не стала кататься за Украину на ЧМ-2010, чтобы карантин не помешал ей выступить в новом дуэте уже в следующем году, Мозер через замминистра Юрия Нагорных организовала спортсменке российский паспорт.

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

Проект оказался невероятно успешным: через год пара взяла серебро ЧМ, хотя с другими партнерами Траньков и Волосожар никогда не поднимались выше 4-го места. Татьяна Тарасова рассыпалась в комплиментах: «Мозер смогла соединить этих спортсменов и вывести российское парное катание туда, где мы уже давно не были».

Перед Олимпиадой к Нине Михайловне перешли еще две пары – перспективные, но нестабильные Столбова / Климов, а также опытные Базарова / Ларионов. После того, как Кавагути / Смирнов выбыли из отбора на Игры из-за травмы партнера, Мозер окончательно замкнула на себе парное катание.

Это нравилось не всем, самым категоричным оказался Олег Васильев: «Я, например, с удовольствием бы работал в Петербурге, если бы было минимальное финансирование, но мне было отказано вообще в каких-либо деньгах. И это при том, что в нашем городе было вообще всего две пары – помимо моей пары Гербольдт – Энберт была еще пара Москвиной Кавагути – Смирнов.

Сегодня 99% всех финансов сосредоточены в одних руках – руках московского тренера Нины Михайловны Мозер. Поэтому она делает, что она хочет, берет спортсменов, которых хочет, приглашает тех тренеров, которые ей нужны, которые ей удобны, она проводит очень серьезную работу с судьями на всех турнирах, где выступают ее спортсмены».

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

У Мозер были все шансы стать Тутберидзе от парного катания: обе прошли путь от одного перспективного ученика к чемпионской фабрике с мощными результатами и деморализованными конкурентами. Обе создали центры притяжения в своих видах – но на этом сходства заканчиваются.

Этери, став тренером олимпийской чемпионки в тот же год, что и Мозер, после Сочи рванула вперед: в Пхенчхан привезла уже двух учениц, а на Игры в Пекине претендуют минимум шесть. Амбициозность Мозер, напротив, уменьшалась с каждым годом: все ее сочинские дуэты по разным причинам завершили карьеру, а самое длительное сотрудничество – с Тарасовой и Морозовым – прекратила сама тренер, назвав пару неинтересным проектом.

У подхода Мозер было неоднозначное свойство: пары на ее катке представляли собой конструктор, элементы которого периодически составляли новые сочетания. Но то, что сработало с Волосожар и Траньковым, оказалось исключением, а не универсальной формулой создания чемпионов.

Первой жертвой перестановок стала Вера Базарова – в группе Мозер она провела всего год. Переход туда изначально не был ее идеей: Вера хотела работать с Олегом Васильевым, который тоже звал их с Юрием Ларионовым. Уже через два месяца после распада, инициированного Ларионовым, тот образовал дуэт с эстонской фигуристкой Натальей Забияко. Вера же, не дождавшись предложений от Мозер, все-таки попала к Васильеву уже с новым партнером – Андреем Депутатом – но через два года завершила карьеру.  

В дуэте Столбова / Климов Мозер тоже сделала ставку на партнера: по словам Ксении, она не собиралась завершать карьеру, но решение приняли за нее. Самому Федору уже было забронировано новое место в команде: Нина Михайловна назвала его гениальным тренером и пообещала дать мощную взрослую пару.

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

О сильной обиде Столбовой говорит и то, что сейчас она помогает не бывшей наставнице, а Тамаре Москвиной и своему первому партнеру – Артуру Минчуку.

Еще один конфликт у Мозер произошел с Тутберидзе – из-за неаккуратной фразы «Никто не мешал той же Липницкой выиграть Олимпийские игры, если она такая великая». Саму Этери Мозер обвинила в намеренном создании конфликта и демонстрации непрофессионализма, хотя Тутберидзе всего лишь выступила против предложения отправить Аделину Сотникову на Евро без отбора.

Впрочем, у Мозер достаточно лояльных учеников: Наталья Забияко заявила, что перед встречей с Ниной Михайловной думала о завершении карьеры из-за неуживчивого характера предыдущего партнера; Волосожар вступилась за тренера во время скандала из-за высказывания о Липницкой, а Евгения Тарасова признавалась в том, что без Мозер их паре стало намного хуже.

Мозер любит повторять, что у нее – свое видение фигурного катания. Чужие взгляды она характеризует иронично: «Мозгом наделен каждый, но не все разобрались с инструкцией».

Чаще других Мозер критикует Москвину: в прошлом году уколола ее, намекнув на подпольные тренировки во время карантина, в этом – открыто заявила, что стиль петербургской школы устарел. К Бойковой и Козловскому сразу три претензии: нервные прокаты, отсутствие своего лица и слабая энергетика. А действующих чемпионов мира (Мишину / Галлямова) Нина Михайловна упрекнула в старомодной акробатике и слабом коньке, назвав единственным достоинством пары «вкусненького по эмоциям» Галлямова.

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

В группе самой Мозер катали как шедевры, так и абсолютно проходные программы. Безусловный успех – победный «Маскарад» Волосожар и Транькова, их постолимпийский эксперимент с «Болливудом», а также «Неизвестный известный» Столбовой / Климова – одна из лучших программ в современном парном катании.

С другой стороны – банальный «Нотр-Дам» для Ксении и Федора, почти полностью дублировавший хореографию их олимпийской «Семейки Адамс», и Candyman Тарасовой / Морозова – последний гвоздь в крышке гроба с их олимпийскими медалями.

Главный вопрос о камбэке Мозер – как и с какими дуэтами она собирается брать пьедесталы. Ее основная пара – Алина Пепелева и Роман Плешков – на ЧР в Челябинске стала девятой, а серебряные призеры юниорского финала Гран-при Диана Мухаметзянова / Илья Миронов и вовсе финишировали последними, после чего распались.

В разные годы взгляды Мозер на ультра-си в парном катании менялись. В начале прошлого цикла она переориентировалась на усложнения: если Максим Траньков сразу заявил, что не собирается рисковать своей женой в четверных выбросах, то другие пары в группе начали биться о новый контент.

Спустя несколько лет стало очевидно, что стратегия не оправдала себя: Тарасовой и Морозову выгоднее оказалось исполнять качественную тройную подкрутку вместо посредственной четверной; Наталья Забияко серьезно травмировалась, разучивая выброс-триксель, а Столбова / Климов так ни разу и не показали заветный четверной выброс, ради работы над которым их даже снимали с ЧМ.

У Нины Мозер было все, чтобы стать второй Тутберидзе, но ее супергруппа распалась. Она возвращается с новыми парами и критикует Москвину

Неожиданный переход в группу Мозер победительницы первенства России среди старшего возраста Елизаветы Осокиной намекает на то, что теперь ставку сделают на прыжки. Осокина исполняет все тройные, причем без проблем с ребрами – а это заявка на параллельный лутц или флип, которые остаются редкостью в парном катании. Анастасия Костюк, которая до перехода в парное катание занималась у Светланы Пановой, тоже владеет полным набором тройных.

***

Два года назад Мозер уже возвращалась из творческого отпуска с многообещающим заявлением, что ее новые пары – Елизавета Жук / Максим Мирошкин и Карина Акопова / Максим Шагалов – станут «десертом тренерской карьеры». Обоих дуэтов уже не существует: Мирошкин закончил, Акопова и Шагалов сменили партнеров, а Жук – еще и страну.

Что получится сейчас?

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × 2 =