В апрельском «Вечернем Урганте» Этери Тутберидзе призналась, что видит в парном катании пробел, который ей было бы интересно заполнить.

Первым опытом Тутберидзе в новой для нее дисциплине стали Евгения Тарасова и Владимир Морозов. Дуэт, от которого еще четыре года назад ждали медаль Олимпиады (и она у него есть, только в командном турнире) – не самый очевидный выбор для тренерского дебюта. Вокруг пары за последние годы сформировался шлейф неоправданных авансов, которые в какой-то момент задавили не только самих Женю с Володей, но и взявшегося помогать им Максима Транькова.

Новый проект Тутберидзе – она пришла к парам: эксперимент с прыжками для Тарасовой и Морозова, платье-трансформер и первый рекорд

В то же время у Тарасовой и Морозова есть важное преимущество – их не нужно ничему учить. Реши Тутберидзе создавать парное катание в «Хрустальном» с нуля, ей пришлось бы провести гигантскую работу: даже самых талантливых и прыгучих одиночников нужно научить работать вместе.

Сейчас у Этери появилась пара, которой для побед, пожалуй, не хватает одного – организованности. Простых, но очень важных для любого спортсмена вещей: постоянного тренера за бортиком, привычного расписания, досконально известного плана работы и банальной уверенности в том, что завтра тебя не назовут публично неинтересным проектом.

Аналогичным образом весной объяснял неожиданный трансфер и Максим Траньков: «Почему так вышло? Нужен был тренерский штаб. На данный момент лучший – это Этери Георгиевны». Тутберидзе, впрочем, не стала полагаться только на свою команду: на первый в сезоне турнир вместе с ней Тарасову и Морозова выводил Павел Слюсаренко.

Новый проект Тутберидзе – она пришла к парам: эксперимент с прыжками для Тарасовой и Морозова, платье-трансформер и первый рекорд

Этот эпизод пока не имеет продолжения – официально Слюсаренко продолжает оставаться пермским тренером – но может развернуться в интересную историю уже в следующем сезоне. Весной от Слюсаренко в группу Москвиной ушли Ясмина Кадырова и Иван Бальченко – звезды пермской школы; Аполлинария Панфилова и Дмитрий Рылов пока не вернулись в строй после травмы партнера.

Создать собственную школу в столице почти нереально (у Слюсаренко вряд ли есть сопоставимые с Плющенко активы), но Павел вполне мог бы войти в команду Тутберидзе, если Тарасова и Морозов – не единственная ее амбиция в парном катании. В свете новостей о строительстве катков для «Хрустального» эта идея не кажется невероятной.

Вряд ли кто-то думал, что Тарасова и Морозов могут проиграть первый в сезоне турнир – здесь просто не было соперников сопоставимого уровня. Впрочем, и золото Cranberry Cup в Бостоне явно не было основной целью действующих чемпионов России.

1. Паре нужно было стартовать с новой командой до начала серьезных соревнований. Можно было дотянуть до осени и европейских турниров Челленджера, но в ковидные времена невозможно ничего планировать: ценен любой прокат, тем более со зрителями – пусть и немногочисленными.

Отменился, например, традиционный для начала года Мемориал Непелы, на который Тутберидзе любит привозить учениц: в 2017-м словаки стали зрителями «Январских звезд» Медведевой с экспериментальной расстановкой прыжков; в 2018-м наблюдали камбэк Турсынбаевой в «Хрустальный», а в 2019-м смотрели на взрослый дебют Саши Трусовой.

Новый проект Тутберидзе – она пришла к парам: эксперимент с прыжками для Тарасовой и Морозова, платье-трансформер и первый рекорд

2. Большой сезон начнется для Тарасовой и Морозова уже в октябре – на Skate America. Это еще одна причина выбрать Cranberry Cup: можно лишний раз выступить в условиях акклиматизации и пораньше начать набор формы к этапам Гран-при.

3. Принципиальные соперники Жени и Володи – пары Тамары Москвиной – уже продемонстрировали наброски новых программ. Питерские дуэты сделали это в уютной атмосфере мастер-классов для фанатов, но Тутберидзе взяла эффектностью: костюмы (один из них – даже трансформер) уже готовы; постановки показаны не макетами, а целиком; судьи дали первую обратную реакцию в виде щедрых баллов.

Всерьез приравнивать оценки главного старта прошлого сезона и первого турнира нынешнего – бессмысленно, но все же сравнения напрашиваются: дебют произвольной Тарасовой и Морозова проиграл чемпионскому прокату Мишиной и Галлямова в Стокгольме всего 0,14 балла. Разница была бы в пользу пары Тутберидзе, если бы не ежегодная смена обязательного типа тодеса: дорогой тодес назад-наружу (4,70) в новом сезоне стал обязательным в короткой программе, поэтому в произвольную попал более дешевый (3,80) вперед-внутрь.

Прогресс у Жени с Володей случился и относительно собственных результатов. Их личный рекорд в произвольной образца ЧМ-2019 – 147,26 балла – на 4,4 меньше, чем на Cranberry Cup. Компоненты тогда (73,42) и сейчас (73,74) почти идентичны, базовая стоимость тоже увеличилась всего на 0,5 балла (исполнили более дорогой выброс, но потеряли уровень на поддержке).

Новый проект Тутберидзе – она пришла к парам: эксперимент с прыжками для Тарасовой и Морозова, платье-трансформер и первый рекорд

Все решили надбавки за элементы: больше, чем 1,29 в GOE на параллельном сальхове, Тарасова и Морозов получали лишь 4 раза в карьере. Остальная разница – за счет более качественно исполненных, по мнению судей, выбросов.

С Тарасовой и Морозовым в этот раз работали сразу два хореографа: Александр Жулин придумал короткую, Даниил Глейхенгауз – произвольную. У обоих уже был опыт работы с парниками: первый поставил Мишиной и Галлямову пророческую We are the Сhampions, второй помогал Дарье Павлюченко и Денису Ходыкину. Новая произвольная Бойковой и Козловского – Малагенья – совместный плод творчества Жулина и Николая Морозова.

В середине августа сложно всерьез оценивать программы, но пока кажется, что счет – 1:0 в пользу Глейхенгауза. Возможно, впечатление от «Лунного света» испортило падение с прыжка, но и сама по себе произвольная выглядит интереснее и насыщеннее короткой. Не мешает даже прямая ассоциация с олимпийским «Маяком» Алены Савченко и Бруно Массо: постановки объединяет только одинаковая музыка.

«Маяк» – композиция, которая легко могла бы оказаться у любой из учениц «Хрустального». Она плавная и при этом не лишена ярких акцентов; достаточно узнаваемая, но еще не слишком заезженная; идеальной длины – почти совпадает с хронометражем произвольной; в нее легко встраивать прыжки, а на мощную кульминацию поставить дорожку. Под такую мелодию нетрудно представить Валиеву, Щербакову или Усачеву – на Тарасову и Морозова «Маяк» тоже лег отлично.

Тутберидзе не стала рисковать и отходить от надежной лирики даже в одной программе. Хотя Тарасова и Морозов хороши не только в нежных образах: они справлялись и с величественным Рахманиновым, и с мощным «Болеро», и с энергичными ирландскими танцами. Другое дело, что главные провалы тоже связаны именно с постановками-экспериментами: Candyman четырехлетней давности и постолимпийской I Got You (I Feel Good), которую пришлось спешно менять.

Новый проект Тутберидзе – она пришла к парам: эксперимент с прыжками для Тарасовой и Морозова, платье-трансформер и первый рекорд

Было бы наивно ждать от Тарасовой и Морозова техническую эволюцию за одно межсезонье, но несколько любопытных изменений все же есть.

• В произвольной Женя и Володя пошли на выброс-лутц вместо более дешевого выброса-сальхова. В последний раз эксперименты с более дорогими выбросами Тарасова и Морозов проводили в 2018-м: сразу после обидного четвертого места на Олимпиаде.

Разница в базовой стоимости между двумя элементами, на первый взгляд, небольшая – 0,9 балла. Но в современном парном катании без четверных выбросов и подкруток отрыв складывается, в том числе, из таких мелочей. Для сравнения: на последнем ЧМ все призеры исполняли в произвольной выброс-флип или выброс-лутц (в парном катании они стоят одинаково, а ребро не учитывается).

• Тутберидзе рискнула поставить параллельный прыжок первым элементом в обеих программах. Кроме Жени и Володи короткую на этом турнире так не начинал никто, а произвольную – только один дуэт: большинство пар традиционно стартовали с тройной подкрутки. Сами Тарасова и Морозов тоже весь прошлый сезон использовали стандартную расстановку в произвольной.

Пока тактический ход сработал только в произвольной: в короткой Женя упала с тулупа, хотя судьи посчитали его докрученным. Проблема с прыжками у партнерши скорее психологическая, чем техническая: вполне возможно, что всю первую половину сезона команда Тутберидзе будет пытаться нащупать тот вариант, при котором Тарасовой будет максимально комфортно.

Самое интересное у нового тандема – точно еще впереди.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here