Конец весны – время громких переходов в российском фигурном катании.

Как устроены трансферы в фигурке? Контракты вроде есть, но ничего не значат, а спортсмены по статусу не профессионалы

Вы помните трансферный взрыв, который год назад устроила «Академия Плющенко», забрав у других тренеров Александру Трусову, Алену Косторную, Станиславу Константинову и еще десяток фигуристов. 

В этом году история повторяется: Трусова и Косторная шумно вернулись в «Хрустальный», там же внезапно оказалась пара Евгения Тарасова и Владимир Морозов, а одна из самых многообещающих юниорок Елизавета Берестовская после проб у Тутберидзе и Плющенко все же предпочла знакомый ЦСКА.

Конечно, трансферная кампания на этом не закончена – возможно, самые громкие переходы впереди. Тем более, что в «Ангелах» после ухода Трусовой и Косторной дефицит звезд, а олимпийский сезон заставляет фигуристов искать нестандартные решения.

Самое время разобраться, как устроены трансферы в фигурном катании и почему они до сих пор беспорядочны и хаотичны.

1. Здесь нет привычной контрактной системы – как в футболе, хоккее и других игровых видах

Нет, подписывать контракты со спортсменами или их родителями спортивные школы и академии имеют право – в них можно указывать любые условия, но при уходе фигуриста эти бумаги не будут иметь значения. По большому счету, тренеров и спортивные школы ничто не связывает со спортсменами – даже если юристы составили внутренние нормативные документы с целью удержать фигуриста в конкретной школе, вопрос может возникнуть только о компенсации.

Например, история с контрактными обязательствами Алены Косторной перед «Ангелами Плющенко» никак не повлияла на ее побег из академии. Мама Алены, по словам Яны Рудковской, подписала с их клубом «серьезный контракт западного образца», в котором обозначались финансовые обязательства обеих сторон. Неизвестно, компенсировала ли сторона Косторной все потери Плющенко и Рудковской, но ее давно тренируют в «Хрустальном», Алена даже выступала в шоу Тутберидзе в апреле.

2. Федерация фигурного катания России будто самоустранилась от всего, что связано с переходами 

В 2016-м году Исполком ФФКР постановил, что согласовывать трансферы должны региональные федерации, к которым привязаны фигуристы. Здесь внутренние нормативные документы максимально примитивны: как правило, чтобы поменять тренера и организацию, спортсмену достаточно уведомить региональную федерацию.

Как устроены трансферы в фигурке? Контракты вроде есть, но ничего не значат, а спортсмены по статусу не профессионалы

Правда, обычно чиновники требуют письменно обосновать причины перехода, но фигуристы чаще всего отделываются банальными объяснениями: в целях совершенствования спортивного мастерства, в связи с переездом на новое место жительства или по семейным обстоятельствам.  

Например, в московской федерации фигурного катания порядок переходов прописан так:

«На территории Москвы устанавливается уведомительный порядок переходов спортсменов из одной спортивной организации (клуба, команды) в другую. В случае возникновения необходимости перехода спортсмен (для несовершеннолетних — опекун, попечитель и т.п.) либо тренер, к которому спортсмен переходит, обязан направить в Дирекцию Федерации уведомление (заявление) о переходе с указанием даты перехода и письменного обоснования перехода.

На уведомлении должны быть отметки действующего тренера и нового тренера, а также отметка о согласии руководителя организации, в которую спортсмен переходит. Уведомление должно быть направлено на адрес дирекции федерации не позднее десяти дней с момента перехода».

Забавная формальность – на уведомлении должна стоять подпись тренера, от которого фигурист уходит, но, кажется, соблюдение этой нормы ни на что не влияет.

Вы же не думаете, что Этери Тутберидзе год назад лично подписала переход Трусовой и Косторной к Плющенко?

3. Оформление трансферов происходит в апреле и мае – два месяца, в которые их утверждает федерация

Но если не успеть – ничего страшного: перед глазами все тот же пример Алены Косторной, которая перешла к Плющенко  в июле, тренировалась в его академии и выступала на турнирах без официального подтверждения трансфера.

Как устроены трансферы в фигурке? Контракты вроде есть, но ничего не значат, а спортсмены по статусу не профессионалы

Теоретически за нарушение порядка переходов (неправильное или несвоевременное оформление, отсутствие уведомления etc) предусмотрена дисквалификация, но на практике таких случаев еще не было.

4. В фигурном сообществе существуют две полярные точки зрения на переходы:

a) фигуристы – свободные люди и имеют право менять тренера в любой момент;

б) тренеры спортшколы должны быть защищены от внезапных уходов фигуристов жесткими контрактами.

Дискуссия добила даже до министра спорта Олега Матыцина.

«У нас есть культура отношений, я бы не переводил все это на юридический язык. Иначе мы придем к тому, что в контракте будет прописано, сколько часов тренер должен уделять внимания ученику, может ли он заходить к нему в комнату и должен ли он давать ему наставления. Мир развивается, я не против формализации отношений, но это может привести к утрате доверия. В отечественном спорте накоплен богатейший опыт, есть культура, которую надо укреплять.

Это все равно что переходить на заключение контрактов между ребенком и родителем. Ребенок может быть не согласен с родителем, но это не повод идти к адвокату и выяснять отношения. Иначе потеряется суть спорта, формирующего личность. Если люди доверяют, уважают друг друга и чувствуют себя членами единой семьи, то возможно не только завоевание медалей, но и формирование комфортной среды и устойчивого развития нашего государств», – похоже, Матыцин пока против контрактов в фигурном катании.  

5. На самом деле проблема еще и в том, что фигуристы в России (да и в мире) не являются профессиональными спортсменами

Они не получают денег за тренировки в «Хрустальном», «Ангелах Плющенко» или ЦСКА – все доходы только от выступлений в шоу, присутствия в списках сборной России и рекламных контрактов.

Как устроены трансферы в фигурке? Контракты вроде есть, но ничего не значат, а спортсмены по статусу не профессионалы

Поэтому и вопрос компенсаций за их подготовку при переходе в другую школу тоже слишком спорный – именно они могли бы упорядочить систему в фигурном катании. Но часто тренировки и другие расходы юных фигуристов оплачивают родители, а фигуристы делятся с тренерами заработанными призовыми  – в этом случае требовать дополнительной компенсации расходов при переходе просто незаконно.

Например, в футболе система компенсаций работает при подписании первого профессионального контракта и последующих переходах – процент достается всем школам, которые участвовали в воспитании конкретного футболиста. Но там трансферы оплачиваются клубами – а на нынешнем уровне фигурного катания лишь редкие частные школы готовы платить за переход фигуристов их прежним организациям.

По сути, для введения контрактной системы в фигурном катании не хватает нескольких условий:

• фигуристы должны иметь работающие контракты со школой и тренером;

• школы должны зарабатывать деньги благодаря фигуристам – рекламой, призовыми, мастер-классами;

• фигуристы должны получать от клуба деньги;

• клубы должны быть заинтересованы в приглашении/сохранении сильных фигуристов и платить деньги за их переходы.

Но, пожалуй, на нынешнем уровне развития фигурного катания в России такой расклад не реалистичен. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here