Воспоминания Бориса Скрипко и Григория Дрозда.

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

Владимир Гендлин умер 5 апреля: легендарный комментатор перенес инфаркт и операции, но скончался от последствий коронавируса и пневмонии. Абсолютно для всех он был мэтром и авторитетом. Под его голос и интерпретацию бокс смотрелся по-особенному.

Мы попросили вспомнить Владимира Ильича двух людей, которые были с ним хорошо знакомы: известного комментатора Бориса Скрипко и экс-чемпиона WBC Григория Дрозда. И выяснилось, что чуть больше года назад именно Скрипко организовал для Дрозда встречу с Гендлиным – потому что боксер рос на комментировании Владимира Ильича и всегда считал его лучшим, а потом Гендлин комментировал уже бои Дрозда.

– Я даже не понял сначала: как так случилось, умер Владимир Ильич Гендлин. Российский голос бокса. 

– Как вы познакомились?

– Больше я общался с Борисом Сергеевичем Скрипко, обсуждали с ним и разговаривали. С Гендлиным я близко не был знаком. И буквально год назад я попросил Скрипко организовать встречу и познакомить нас, потому что они-то дружили. Мы встретились в центре – в ресторане «Большой». Помню, провели пару часов за обедом и чашкой чая. 

Понятно, что заочно мы друг друга знали, потому что Владимир Ильич комментировал несколько моих боев. А я с детства слышал его голос. 

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

На той встрече мы обсуждали бокс, какие-то перспективы, развитие российского бокса, изменения и планы. Мне было очень интересно его мнение: что Гендлин думает о состоянии профессионального бокса в России? Он же сам по себе редко улыбается, все серьезный, с долей скепсиса. Но всегда объективно все оценивал.

Он говорил, что пропала зрелищность, пропали звезды. Хотелось бы побольше новых лиц и ребят. Рассказывал, что хотел закончить карьеру комментатора, но 2-3 месяца посидел дома – и стало скучно. Владимир Ильич всегда был готов комментировать и делал это до последнего времени. Он любил бокс и очень сильно в нем разбирался.

Гендлин рассказывал, как первый раз поехал в Америку. Как проводил бои в СССР и СНГ, а потом повез группу ребят за океан. Как имел дело с обманщиками, мошенниками, менеджерами, с предательством со стороны боксеров. В общем, как окунулся в большую игру. Но всегда говорил о боксе с большой любовью.

– Чем для тебя было комментирование Гендлина?

– Когда ты слышишь голос Гендлина, то понимаешь: что ты сейчас смотришь – это достойно твоего внимания. Неинтересные или малозначительные бои Владимир Ильич брал редко. Если он комментировал, значит, боксеры этого заслуживали.

Помню, как это было с Варгасом [Фернандо Варгас – самый молодой чемпион мира в 1-м полусреднем весе в истории – Sports.ru]. Фернандо только-только начинал, и после одного из боев Гендлин сказал: «Друзья, обратите внимание на этого парня. Я уверен, что он станет чемпионом мира». И через какое-то время Варгас действительно стал звездой. И Владимир Ильич мог предвидеть, он говорил немножко наперед. 

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

Поэтому когда ты слышишь Гендлина, то понимаешь, что сейчас что-то крутое. У него интересный тембр, очень уравновешенная и спокойная речь, в меру молчаливый, но когда говорит – всегда к месту, точно и доходчиво. Владимир Ильич несколькими фразами мог передать всю атмосферу, которая происходит в ринге. Даже его паузы было интересно слушать. 

Я вслушался в каждое его слово, настолько это было завораживающе. И когда я сам начинал комментировать, то пытался вспоминать и что-то брать от него. Было сложно, ведь в таком формате мог делать только он. Для нас он был большим примером.

– И в один момент он начал комментировать и твои бои.

– Это был мой первый бой на Первом канале, прямой эфир. Но самое ответственное и статусное для меня было то, что комментировать будет Владимир Ильич Гендлин. Когда я об этом узнал, то просто обалдел. Я смотрел звезд – Майка Тайсона и Оскара Де Ла Хойю – с его комментированием, и вдруг Гендлин будет комментировать Дрозда. Елки-палки! Вот это честь выпала. Именно так к нему всегда и относились.

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

– Читал, что в последние месяцы у Владимира Ильича были проблемы со здоровьем.

– У него давление шалило, сердце барахлило – как у многих. Он знал об этом и старался поддерживать себя в форме. Точный диагноз сейчас не знаю – звонил Володе-младшему, но не могу дозвониться. 

– Пишут, что в начале марта был обширный инфаркт, потом операция, дальше – незамеченный коронавирус, осложнения и пневмония. 

– Мы регулярно с ним общались, разговаривали как раз в марте. Видимо, еще до этих событий, если у него операция была. Мы долго обсуждали вакцинацию: я вакцинировался давно и агитировал его. Он все собирался-собирался, но…

– Владимир Гендлин – главный голос российского бокса, мэтр.

– Он не только главный голос. Это человек, благодаря которому профессиональный бокс появился у нас в России на телеэкранах. Он обладал обширнейшими знаниями. Леша Бурков был в ту пору главным редактором НТВ-Спорт, решили попробовать показывать профессиональный бокс, купили какой-то бой и получили права на показ. Хотели поручить то дело Маслаченко, а он попросил Гендлина как специалиста с ним поработать. И когда Владимир Никитович услышал, как Владимир Ильич работает, он сказал: «Да нет, куда мне. Вот готовый комментатор».

С тех пор Гендлин и стал комментировать и показывать бокс. Он ездил на все телевизионные рынки, отбирал бои. У него были огромные связи и в США, и в Европе. С промоутерами, организациями. У Гендлина было имя не только у нас в стране, но и во всем боксерском содружестве. Для него не было ни секретов, ни закрытых дверей. 

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

Я с ним начал работать 20 лет назад, когда бокс появился на Первом канале. Мы договорились с НТВ, чтобы они отпустили Гендлина работать и у нас тоже. Совместная работа перешла в дружбу, но он вообще стал для меня учителем. При этом Владимир Ильич никогда не подчеркивал, что он – учитель. Это я его считал таким. 

Мы часто с ним общались на многие другие темы, встречались, выпивали по чашке кофе. Говорили не о боксе, а о жизни, политике, чем-то еще. 

Гендлин был создан, чтобы комментировать бокс. Так, как комментировал он, не мог никто. Не было трескотни, он делал замечательные паузы, давая телезрителю самому оценить, и уже потом высказывался. Великий мастер.

– Эталонное комментирование Гендлина связано с тем, что он очень много времени провел внутри бокса до того, как стать журналистом?

– Безусловно. Но, надо отметить, что таких людей, которые много времени провели внутри бокса – много, но не все становятся комментаторами. Это внутрення интеллигентность, образованность, чувство слова, ритма и речи. Все в нем сошлось удивительнейшим образом. Это огромная потеря, хотя он последнее время и не комментировал. Сказывалось здоровье, а если бои транслировались из Америки, то это надо приехать в Останкино в 3 ночи, сами понимаете, это даже мне тяжело, хотя я на 10 лет младше. 

Но он никогда не терял интерес. Постоянно обсуждали события, которые происходили или должны были произойти. 

– Один из главных этапов его жизни – организация боев для российских ребят в США.

– Он был одним из первых, кто начал возить туда и показывать наших боксеров. Работать там с ними как промоутер. Иногда он как тренер стоял в углу. Например, у Андрея Шкаликова был бой в Панаме, а Владимир Ильич работал с ним секундантом. Гендлин рассказывал, как ему интересно было возить туда ребят, вводить их в тренировочный процесс, сколько там было удивления от парней, которые приходили в зал и за 20-50 долларов спарринговали. Владимир Ильич смотрел и говорил, что это готовые боксеры, которые хоть завтра могут выходить на официальные бои – настолько была тогда организована индустрия в США.

«Маслаченко сказал: «Куда мне, вот же готовый комментатор». Вспоминаем Владимира Гендлина – главного голоса нашего бокса

– С виду Владимир Ильич производил впечатление очень серьезного человека, который почти никогда не улыбается.

– Да нет, в жизни он нормальный человек. Мы с ним и шутили, и он улыбался, естественно. Просто когда кто-то пытался с ним поговорить именно о профессии и боксе, и он чувствовал, что человек не очень компетентен и пытается вести беседу, мало понимая ее смысл, Гендлин отвечал односложно и спокойно. Это была даже не скромность, а интеллигентное чувство достоинства.

– Гендлин предпочитал не сближаться и не дружить со спортсменами.

– Совершенно верно, и он это всегда подчеркивал. Потому что это могло отразиться на работе. Владимир Ильич знал многих, но держал дистанцию – это позволяло сохранять объективность на протяжении всей карьеры. При этом он близко дружил с братьями Кличко, особенно с Виталием. Но они понимали его, когда Гендлин их критиковал, отмечал что-то негативное или говорил про неправильные действия в ринге. Он этого не скрывал, а братья прислушивались, потому что ценили его профессиональное мнение.

Но Гендлин понимал, что не все так могут. Хотя все люди в боксе прекрасно осознавали, какой он специалист и человек.

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here