Звезда лыжных гонок Йоханнес Клэбо уже два года живет с девушкой – Перниллой Досвик. Пара долго скрывала отношения, а теперь строит быт вокруг карьеры норвежца в собственном доме.

Йоханнес пришел в подкаст Иды Фладен «Ида с сердцем на ладони» и откровенно рассказал, почему считает себя эгоистом, с чем мирится Пернилла и как устроена их совместная жизнь.

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

– У меня все очень хорошо. Мы прожили вместе два года, в том числе при COVID-19 и во время ремонта – чувствуем, что отношения уже достаточно прочные. Сейчас остались последние штрихи в доме. Вообще, у нас на данный момент все замечательно, если не думать о ковиде, который уже всем порядком надоел.

– Как долго вы уже вместе?

– Мы вместе с конца 2017-го, то есть скоро будет 4 года, как мы познакомились.

– Расскажи историю вашего знакомства?

– Вообще-то, все началось с того, что я зашел к ней в инстаграм. Мы одновременно заканчивали колледж, у нас были общие знакомые. Хотя мы вращались в разных компаниях, я знал, кто она такая. Поэтому было намного проще, чем если бы мы вообще были бы друг для друга незнакомцами. Вначале пришлось потрудиться, но, к счастью, мне удалось добиться успеха. Это было самым важным.

– Над чем пришлось трудиться? Поначалу чувства не были взаимными?

– Ну не знаю… Я считаю, что она была крепким орешком в самом начале. Во всяком случае, я чувствовал, что мне пришлось напрячься, чтобы заполучить ее. Возможно, поначалу я был больше заинтересован, чем она. Но мне удалось заманить ее на свидание, после чего все было в порядке.

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

– Каким было первое свидание?

– Немного необычным. Вообще-то, она просто пришла ко мне домой. Это было после того, как у меня случился прорыв в лыжной карьере, и мы были очень осторожны с тем, чтобы нигде не появляться и не давать повод для слухов о том, что я с кем-то встречаюсь. Так что ей настолько не повезло, что пришлось прийти прямо ко мне домой. И первыми, кого она там встретила, оказались мама и папа. И не поверишь, брату с сестрой обязательно нужно было зайти и посмотреть, кто там пришел в гости.

– И как это было – встретиться со всей семьей на первом свидании?

– Мне кажется, слегка неловко. Такое было ощущение. Но мы довольно быстро спустились в подвал, включили какой-то фильм. Вот так все начиналось. А потом, со временем, стали встречаться все чаще и чаще.

– Сколько тебе тогда было?

– Около 20. Мы наверняка могли бы придумать что-то, куда-то поехать и поужинать. Но вначале я хотел знать, как у нас все пойдет, до того как показываться публично. Она тоже старалась не делать ничего такого, чтобы нас видели вместе. Поначалу это было так.

– Выходит, первые свидания прошли дома у родителей?

– Да, это довольно комично. Мы были дома у моих и ее родителей. Как правило, их дома не было, мы оставались одни. Вообще-то, я познакомился с ее бабушкой раньше, чем с папой и мамой.

– В каком-то смысле захватывающе звучит, что отношения должны были быть тайными. Но вам приходилось устраивать свидания дома у родителей, что не так уж интересно…

– Если бы у меня была возможность начать все сначала, то я бы, наверное, не стал так беспокоиться о том, что мы были вынуждены встречаться у родителей.

– Когда ты понял, что влюблен?

– Мне кажется, это произошло довольно быстро. Я чувствовал, что поработал ради этих отношений. А если у тебя есть желание делать такую работу, то за этим что-то стоит. Мы быстро прониклись чувствами друг к другу, нам нравилось проводить время вместе, хотя вначале это и происходило таким необычным образом.

– Что в Пернилле тебя привлекло больше всего?

– Я считаю, что она довольно жесткий человек – говорит то, что думает, очень прямо, без обиняков. Поначалу мне это даже причиняло некоторый дискомфорт, было сложно понять, как с этим иметь дело. Но постепенно я стал это очень ценить. Я считаю, что это упрощает общение. Для меня это очень хорошо, потому что я не особо умею говорить обо всем прямо – так, как есть. Поэтому для меня это хорошо.

– Ты изменился в этом плане после того, как встретил Перниллу?

– Да, мне кажется. Я перестал ходить вокруг да около и прямо высказываю свое мнение.

– Как я поняла, когда вы начали встречаться, ты в какой-то мере стал готовить Перниллу к тому, каково это – быть вместе с элитным спортсменом…

– Да. Это было непросто. Потому что когда ты начинаешь встречаться с кем-то, то сначала нужно узнать друг друга, а потом ты чувствуешь, что нужно поднять эту не очень приятную тему. Все, начиная с того, что если она пойдет погулять с подругами и у кого-то заночует, то перед встречей со мной ей придется выждать пару дней, чтобы я не заболел.

Для нее это было нелегко – она же не знала, на что шла. И мне тоже было непросто, потому что мне приходилось быть человеком, который все время говорит нет: «Ты можешь это сделать, но потом мы не сможем видеться два дня».

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

Мне кажется, это было тяжело для нее поначалу. Она же прямо говорила, чего хотела, и все равно встречалась с друзьями. Все было нормально, потому что у нас был уговор. Но понятно, что вначале отношений сложно быть тем, кто постоянно принимает неприятные решения за других.

– Как рано ты начал говорить с ней об этом? Ведь нам, простым смертным, совершенно невозможно понять этот образ жизни – насколько осторожным нужно быть. Так что уже на втором свидании это было типа: если у нас все сложится, то это будет так и так?

– Нет, это происходило постепенно. На первом свидании ты хочешь, чтобы все прошло хорошо. Поэтому я не думал так: «Сегодня мне нужно лечь спать в десять-половину одиннадцатого». Мы сидели гораздо дольше. С этим не было проблем в первое время, но это не может длиться долго. Вначале я, пожалуй, довольно осторожно говорил об этом.

Но потом, когда мы лучше узнали друг друга, мне пришлось поднять эти темы. Должен сказать, что она проявила исключительное понимание. В последнее время это стало в какой-то степени общей целью, хотя я в то же время пробую вносить вклад, когда у меня есть возможность. Но понятно, что в целом ты часто чувствуешь себя эгоистом.

– Когда случаются длинные периоды, во время которых вы не видите друг друга, как ты заботишься о ваших отношениях?

– За эти годы, мне кажется, мы прекрасно освоили Facetime. В первый год после нашей встречи были сборы, а потом Олимпиада, когда я отсутствовал три недели, и Facetime решал многие проблемы. Это хорошо работает.

– Вы проводили больше времени вместе в период пандемии?

– В прошлом году я ни на день не уезжал с момента окончания сезона в марте и до начала августа. Было несколько месяцев, когда мы были вместе постоянно. То есть в какие-то периоды мы были вместе часто, а в другие – реже. Я считаю, мы хорошо с этим справлялись. Самым сложным был отрезок прямо перед ЧМ – с января до начала марта, когда мы не виделись вообще.

– Из-за опасности заразиться?

– Из-за многих вещей. Я был с папой и дедом в коттедже весь январь и половину февраля. Я понимаю Перниллу – не самое крутое жить со свекром и дедушкой в течение такого долгого времени. В то же время этот период был сложным для меня в плане поддержания отношений, потому что ты погружаешься в свой «пузырь».

Тогда же дома, в течение трех месяцев зимой, когда я отсутствовал, умирают ее бабушка и дедушка. И я не могу присутствовать на похоронах, что было наверняка тяжело для нее. Она делает для меня все каждый день на протяжении всего года, но когда я нужен ей больше всего, я не могу быть с ней, как мне следовало бы.

Она с огромным пониманием относится ко всему. В во время последнего этапа Кубка мира мне не сказали о смерти ее бабушки и дедушки до окончания гонок, потому что она не хотела, чтобы это повлияло на мою работу. Это на самом деле ясно говорит о том, какой она человек. И я чувствую, что это наиболее сложные ситуации, потому что видно, как нелегко в них расставлять приоритеты.

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

– Тебя мучают угрызения совести в подобные моменты?

– Разумеется. Очень часто. Во многих смыслах угрызения совести – это хорошо, но в некоторых случаях я не могу из-за этого страдать. Я не могу позволить им влиять на мою работу. В отдельные периоды у меня бывают угрызения совести. Возможно, я не делаю все, что стоило бы в каких-то эпизодах. Но таков наш выбор. Она никогда не жалуется, но для нее это должно быть непросто. И я должен быть внимательным и заботиться о ней, когда приезжаю домой, но это тоже ведь бывает не так часто.  

– Ты говоришь, что в некоторых ситуациях не можешь мучиться угрызениями совести. Ты просто решаешь не делать этого?

– Мне кажется, я научился отключаться, оставляя это снаружи. Нельзя тратить время на вещи, которые ты не можешь изменить прямо сейчас. Когда я тренируюсь, то должен уметь в большей степени отключаться от всего, чем когда я дома. Это непросто, но у меня получается все лучше и лучше в последние годы.

Но бывает много ситуаций, особенно таких, как прошедшей зимой, в которых я бы очень хотел иметь достаточно сил и времени, чтобы сделать и то, и другое. Потому что я чувствую, что это моя часть работы, мой вклад в отношения. Это тяжелее всего: я ощущаю, что мне следовало больше участвовать во всем этом.

– У тебя порой бывает чувство, что из-за твоей работы ты не показываешь Пернилле, насколько она тебе дорога?

– Да, иногда я чувствую нечто подобное. Потому что ты так отключаешься от всего, например, во время уик-энда на Кубке мира. Ты настолько сосредоточен, что единственное, что имеет значение, – постараться первым пересечь финишную черту. Ты отключаешься от всего внешнего. Иногда мне хотелось бы вносить больший вклад в отношения, но в то же время я чувствую, что в последние два года мы сумели найти баланс.

Она полностью понимает, чем занимаюсь я, чего вообще-то я не могу требовать, потому что она по идее должна жить так, как хочется ей. Она была просто исключительна в ситуациях, когда принимала тяжелые решения ради меня. Я очень ценю это, но может быть, я недостаточно хорошо показываю это.

– Насколько для тебя важно то, что у тебя есть Пернилла, принимая во внимание твой образ жизни?

– Было бы безумно одиноко и скучно, если бы у меня ее не было. Так что для меня очень важно, чтобы у меня было, к кому вернуться домой и думать о чем-то еще, кроме спорта. Мне кажется, это ключ и одновременно вызов во многих случаях, потому что ты так хочешь первым пересечь финишную черту, что все подчинено только этому. Иногда тебе не удается отключить голову от этих мыслей.

Таким я был в самом начале, неистово желая держать фокус на лыжных гонках. Сейчас я могу смотреть на все немного иначе, умею расставлять приоритеты, уделяя время другим вещам. Думаю, ты учишься этому по ходу развития отношений. Мы с Перниллой прошли этот путь вместе.

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

– Как ты опишешь себя как бойфренда?

– Мне кажется, что со мной, пожалуй, непросто. Отчасти называл бы себя эгоистом. В то же время я очень хочу быть неравнодушным, хочу показать, что я щедр. Порой мне удается уделять ей достаточно внимания. Но в то же время, если бы меня спросили об отрицательных качествах, то бывают периоды, когда мне это плохо удается. Я делаю то, что могу, и каждый день стараюсь стать лучше.

– Ты считаешь себя романтичным?

– Я бы, наверное, сказал, что я романтик, но если спросить Перниллу, то не факт, что ответ будет таким же. Я стараюсь как могу, в некоторых ситуациях наверняка выглядел прилично. Но думаю, что тут мне есть куда расти, относительно того, что об этом думает она и что делают другие. Мне кажется, она не жалуется, а если будет, то надеюсь, мне, чтобы я что-то с этим сделал.

– Исходя из того, что ты рассказывал, она прямой человек, так что предположу, что ты наверняка бы знал, если бы совсем не справлялся…

– Думаю, да, я бы уже что-то услышал. Пока что у нас все хорошо, но может случиться, что мне нужно будет поработать над этим в будущем.

– Как ты проявляешь свою романтичность?

– Трудно точно сказать… Это может быть что-то типа устроить ужин. Я не умею готовить, но могу, например, заказать. Из-за ковида мы не могли так часто есть где-то вне дома, но можно заказать еду, приехать домой, зажечь свечи и поужинать. Во всяком случае, это один из примеров того, что срабатывает. Также иногда я заказываю ей завтрак с доставкой, когда я в отъезде.

– Насколько открыто вы можете говорить о чувствах?

– Мне кажется, вначале у нас не очень получалось, во всяком случае, у меня. Но постепенно мы стали ближе, и последний год, мне кажется, у нас все намного лучше в этом плане. Другого выхода нет: когда живешь вместе, ты не можешь таить какие-то мысли и злиться. Нужно либо сказать об этом, чтобы тебя правильно поняли, либо забыть. В последний год мы многое узнали о себе и друг друге, научились делиться и разговаривать о вещах, которые любим и ценим, а также о том, что раздражает или мешает.

«Она жесткий человек – поначалу это причиняло дискомфорт». Честный рассказ Йоханнеса Клэбо о своей девушке

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here