Встречайте Эрни, Кенни, Чака и Шака.

Далеко не каждое шоу способно просуществовать на телевидении более тридцати лет, особенно, если в нем не устраивают регулярные розыгрыши автомобилей. Тем удивительней, что уже почти 32 года огромное количество зрителей каждый игровой день ждет перед экранами передачу, в которой несколько мужчин за границей возраста самого расцвета сил обсуждают баскетбол.

Inside the NBA («Внутри НБА») – это лучшее шоу в истории спортивного телевидения. Программа, начинавшаяся как рядовое аналитическое шоу, вышла за границы разговоров о тактике и статистике. Она, как и сама НБА, стала глобальным медиабрендом, моментально представляющим отклик на самые разные события. Но при этом сохранила в себе главное: юмор, легкость и максимально возможную на таком уровне искренность.

Это лучшее шоу на спортивном телевидении: целуют задницу осла, меняют грязные подгузники и не смотрят игры

Поколения, заставшие Мэджика Джонсона и Лэрри Берда, Майкла Джордана и Хакима Оладжувона, Кобе Брайанта и Тима Данкана, сменились на поколения Луки Дончича, Зайона Уильямсона и круглосуточных хайлайтов. Но диалоги Эрни Джонсона, Кенни Смита, Чарльза Баркли и Шакила О’Нила по-прежнему генерируют уйму споров и тем для обсуждения, которые интересны представителям разных возрастных групп. Профессиональные навыки журналистики Эрни, понимание игры Кенни, придурковатость и эксцентричность Чака и Шака бьют по разным аудиториям, но всегда в цель.

Одиннадцать премий спортивного «Эмми» для шоу, десять индивидуальных наград для ведущих – программу ценят профессионалы и даже те, кто понятия не имеет о баскетболе. 

Так за что же любят Inside the NBA?

Душа передачи, образчик стиля и самая приятная личность на спортивном телевидении. Человек, без которого невозможно представить обсуждение баскетбола на TNT.

Детство ведущего прошло в окружении вездесущего спорта. Его отец Эрнест Джонсон-старший был профессиональным бейсболистом, провел большую часть карьеры в команде МЛБ «Брэйвз», а позже стал штатным комментатором клуба.

Эрни-младший разделял отеческую страсть к состязаниям, но почти сразу определил главную для себя сферу деятельности – журналистику. После окончания университета он работал в ряде СМИ штата Джорджия и планировал пойти по знакомой дороге – стать одним из обозревателей на матчах «Брэйвз». 

Это лучшее шоу на спортивном телевидении: целуют задницу осла, меняют грязные подгузники и не смотрят игры

Но Джонсон умел использовать попадающиеся на жизненном пути возможности. В конце 1988-го года бизнесмен-миллиардер Тед Тернер основал новый канал TNT, который ставил упор на развлекательную составляющую телевидения и планировал использовать спортивные трансляции для привлечения дополнительной аудитории. Вещателю требовались молодые журналисты с нестандартными подходами к работе. Штаб канала находился в Атланте, поэтому Эрни Джонсон, бывший на слуху у всей спортивной общественности штата, оказался в числе первых сотрудников, приглашенных на канал.

В 1989-м на экранах впервые показали Inside the NBA. В передаче не было ничего необычного: только результаты, новости и афроамериканский ведущий Фред Хикман. Именно он был первым хозяином студии шоу, а Эрни в это время занимался баскетбольными репортажами.

Но столь консервативный обзор баскетбольных событий довольно быстро приелся и зрителям, и руководству канала. Через несколько лет Джонсона повысили до главного ведущего, а чуть позже продюсер Тим Кайли начал разогревать застоявшееся шоу.

«Людям не нравится стандартная подача посредственных программ: прямой взгляд в камеру, чтение с суфлера, постоянное беспокойство о времени», – делился мнением Кайли.

Однажды он решил отключить суфлер в прямом эфире во время речи Эрни. Ведущий выкрутился, но пришел в ярость. По пути в уборную он оттолкнул от себя Тима и даже запустил в него кружкой с кофе.

Когда на следующий день Джонсон вновь приехал в студию, на его рабочем месте стояла новая кружка, на которой было напечатано объявление о поиске работника в местную почту. Эрни оценил юмор начальника и с того момента стал иначе относиться к инициативам Кайли. Кстати, кружка по-прежнему хранится на рабочем месте журналиста.

Это лучшее шоу на спортивном телевидении: целуют задницу осла, меняют грязные подгузники и не смотрят игры

Так начал формироваться тот стиль Inside the NBA, который мы все сейчас знаем. Обозреватели работают без конкретного сценария. У них есть формат, есть план, но наполнение эфирного времени не прописано и отдано на откуп четверке говорунов.

Изначально Джонсон работал один, периодически приглашая к себе в студию кого-либо из игроков НБА. За развлекательный контент отвечать приходилось тоже ему (хотя и не в одиночестве), и иногда в его голове рождались настоящие шедевры. Например, конкурс по броскам сверху с участием «Эрни-подъемника» (Elevator Ernie), о котором любят припоминать в студии и по сей день.

Но Эрни всегда был готов работать в команде. Когда Кенни Смит пришел в качестве приглашенного гостя, ведущие сразу почувствовали высокий уровень взаимопонимания. То же произошло после и с Чарльзом Баркли. И даже испытывающий в первое время на шоу проблемы Шак смог найти общий язык именно с Джонсоном.

Троица бывших баскетболистов считает, что журналист объединяет их полярные мнения и высказывания в единую картину. Они прозвали его «Дорожным копом» – модератором программы, который направляет обсуждения в верное русло словно гаишник, регулирующий дорожное движение на проблемном перекрестке.

Из всей четверки он относится к делу наиболее профессионально. Эрни регулярно делает записи во время игр, ведет немного нелепую статистическую рубрику и всегда спасает Кенни и Чака от кары О’Нила, разъяренного их шутками. Весь коллектив Inside уверен, что однажды Джонсон попадет в Зал славы баскетбола.

Сам Эрни считает, что ему просто повезло с коллегами: «Невозможно собрать четырех человек и заранее предсказать, что они хорошо сработаются. Это «химия». Иногда так случается».

Но не всегда профессиональному успеху ведущего сопутствовала удача в личной жизни. В 2003-м году у него была обнаружена лимфома – злокачественная опухоль, поражающая лимфатическую систему организма. В течение трех лет болезнь развивалась, но Эрни не говорил об этом публично и продолжал исполнять свои обязанности.

Поворотным моментом стал Матч всех звезд-2006. Джонсон был одним из конферансье события и после уикенда посмотрел запись своей речи. Только тогда он осознал, насколько сильно видна на экране опухлость на шее. Но он не отчаялся: начал проходить курс химиотерапии и пообещал вернуться уже на следующий год. Эрни выполнил данное слово и оказался в строю уже перед следующим сезоном. Все было как раньше. Только не хватало волос на голове.

Через шесть лет к фирменной лысине был добавлен галстук-бабочка, который оказался последним элементом известного нам по сей день образа обозревателя.

Коллеги считают, что Эрни обладает беспрецедентным умением принимать удары судьбы и справляться с плохими событиями в жизни. Брак с любимой женой Шерил насчитывает уже тридцать восемь лет, у него два родных и четыре приемных ребенка и, конечно, огромное доброе сердце.

В 2015-м году Джонсон был номинирован на еще один «Эмми». Его основным конкурентом был Стюарт Скотт – выдающийся комментатор ESPN, скончавшийся от рака за несколько месяцев до церемонии. Эрни не скрывал, что хотел, чтобы награда досталась посмертно Стюарту. 

Жюри решило иначе, и лауреатом был объявлен Джонсон. Тогда он вышел на сцену вместе с женой, пригласил к себе дочерей Скотта и вручил им статуэтку победителя.

Эрни добился многого не только в обсуждении баскетбола, но и в комментировании любимого с детства бейсбола. С 1993-го в течение четырех лет он комментировал игры «Брэйвс» вместе с отцом. И в наше время стал одним из самых узнаваемых голосов МЛБ. Но Inside the NBA до сих пор занимает отдельное место в сердце журналиста.

Наблюдая за тем, как Кенни The Jet Смит ведет себя на экране, невозможно даже допустить предположения, что изначально он не является профессиональным телеведущим. Однако этот факт разделяет тех, кто смотрел НБА во время двух подряд чемпионств «Хьюстона» Хакима Оладжувона, и тех, кто познакомился с баскетболом после этих событий.

«Большинство из нас знает о Шаке то, что он мазал штрафные. О Чарльзе Баркли – что он пропускал судебные слушания. А о Кенни Смите большинство из нас знает то, что он знает Чарльза Баркли», – шутил комик Джефф Росс во время «прожарки» обозревателей.

Но игровой карьере Кенни может позавидовать большинство современных баскетболистов:

• играл за команду университета Северной Каролины вместе с Майклом Джорданом и был избран в итоговую сборную лучших игроков NCAA;

• выиграл два чемпионских перстня в качестве стартового разыгрывающего «Рокетс»;

• принимал участие в конкурсе по броскам сверху на Матче звезд-1990, где едва не обошел легендарного данкера Доминика Уилкинса (лидировал по итогам полуфинала).

К слову, о конкурсе данков: Смит настолько полюбил это дело, что даже был судьей на нескольких контестах. И стал автором знаменитого момента – песни Супермена во время выступления Дуайта Ховарда.

Кенни был плеймейкером, и навыки командной игры очень пригодились ему во время работы в студии. Обаятельная улыбка и отменное чувство юмора баскетболиста сразу поразили съемочную группу TNT. Но гораздо важнее было то, что «Реактивный самолет» (прозвище было получено за быстрый стиль игры еще в школьные годы) очень внимательно относился к мнению хозяина студии Эрни Джонсона и с ходу образовал с ним динамичный дуэт.

Смит стал постоянным ведущим Inside the NBA в 1997-м году. Продюсеры шоу были в восторге, поскольку нашли парня не только отменно разбирающегося в баскетболе, но и способного сломать барьер между миром болельщиков и противоположным миром профессиональных атлетов. Бывший баскетболист мог рассказать кучу историй о Мэджике Джонсоне и любом другом игроке НБА, он был способен донести до зрителей вкус и запах лиги.

Перед подписанием контракта с телеканалом Кенни отклонил несколько однолетних предложений от клубов НБА и твердо решил работать в медиа. Изначально «Джет» специализировался на объяснении игровых моментов, но со временем познакомился с каждым членом съемочной группы и вникнул в особенности работы различных отделов. Это позволило ему принимать участие в создании самого разнообразного контента (некоторые идеи полностью принадлежат экс-игроку НБА), а также наладить отношения со всеми сотрудниками студии.

Смит считал, что это единственный правильный подход для работы в коллективе:

«В лучших командах все хорошо знают друг друга, и каждый считает себя значимой частью целого. Вот почему я решил подружиться со всеми этими людьми».

Один из самых смешных моментов за всю историю шоу – скетч, придуманный Кенни и пародирующий вирусную рекламу кроссовок Nike с Кобе Брайантом, перепрыгивающим автомобиль.

Получилось, возможно, даже интереснее оригинала. Но лучше не верить мне на слово, а посмотреть видео самим.

Смит раскрывал внутреннюю кухню НБА доступным для любого зрителя языком и при этом снабжал ее уморительными шутками. Его анализ матчей на большом экране позволял понять происходящее на паркете даже домохозяйкам. Появившийся в программе на три года позже Чарльз Баркли вспоминал: «Люди часто говорят мне, что те вещи, которые показывает Кенни на экране, потрясающие. Они интересуются у меня, как он это делает. Но я и понятия не имею об этом».

Отношения между Кенни и Чаком особенные. Эти двое всегда понимают друг друга с полуслова.

«Это похоже на то, будто у меня есть близнец, потому что я всегда знаю, что он собирается сказать», – объяснял Смит.

Но, как и у всех братьев, их отношения сложно назвать идеальными. Подколы следуют один за другим и иногда превращаются во что-то совсем невероятное. Например, когда Баркли пришлось поцеловать… задницу осла!

На драфте НБА 2002-го года бывший клуб Чака «Хьюстон» выбрал под первым номером китайского центрового Яо Мина. Чарльз очень скептически отнесся к такому решению и заявил, что поцелует задницу Кенни, если Яо сподобится хотя бы раз в дебютном сезоне набрать 19 очков.

Через несколько недель Мин положил 20 в кольцо «Лейкерс» с отсутствующим Шакилом О’Нилом. Смит не растерялся, сразу же привел в студию ослика, повесил на него табличку со своим именем и одолжил Баркли губную помаду.

И сэр Чарльз поцеловал ослиную ягодичку!

Многие из нас любят шутки про рыбалку, на которую отправляются баскетболисты, вылетевшие из розыгрыша плей-офф. Но первым человеком, который начал шутить про отъезд на рыбалку на телевидении, стал Кенни, причем его считают основателем мема gone fishing («отправился на рыбалку»).

Вот история, которую рассказывал он сам:

«Мы с «Рокетс» встречались в плей-офф в гостях с «Санс», в составе которых выступал Чарльз. Это была пятая игра, мы проигрывали в серии со счетом 1-3. У них был маскот – горилла, которая держала в руках удочку. Мы взяли тайм-аут, потому что проигрывали 7 очков, и они включили забавную мелодию. А на удочке этой гориллы были штуки с логотипами побежденных ими команд. На одной из них было написано «Рокетс». Я увидел это, повернулся к своим парням и прокричал им: «Мы не отправимся на рыбалку! Не отправимся!»

«Хьюстон» отыгрался как в матче, так и в серии и прошел дальше.

Так что Смит начал отправлять незадачливых игроков на рыбалку еще задолго до этих наших интернетов. Он породил целый флешмоб, отголоски которого ощущались даже в легендарных «простынях» Sports.ru, рассказывающих о рыболовных приключениях Пола Джорджа и Расселла Уэстбрука.

Кенни дружил со всеми: Эрни, Чаком, Шаком, осликом, рыбами и даже с зеброй. Правда, сделал ее крайней в своем опоздании.

Коллеги прозвали Смита «Капитаном Опозданием». И хотя ведущий обычно не опаздывал, а просто приходил в студию за несколько минут до начала эфира, это прозвище закрепилось за ним.

А однажды оно все-таки подтвердилось: «Джет» сильно задержался и не попал на первую часть эфира. Когда соведущие начали шутить над этим, он объяснил промедление автомобильной пробкой, вызванной разгуливающей по шоссе зеброй. И это было чистой правдой! Сбежавшая из цирка зебра, на самом деле, бежала по проезжей части.

Только вот Кенни жил в противоположной стороне города. Но разве можно было не принять столь уважительную причину для отсутствия?

Несмотря на природное обаяние и хорошо поставленную речь, Смит в первую очередь является профессиональным спортсменом. Перфекционизм и соревновательный дух естественны для его мировосприятия.

Кенни страдает от варусной деформации коленных суставов (X-образные ноги) и однажды ему надоело, что коллеги по студии нахально шутят об этом. Он вызвал Эрни, Чака, Шака и примкнувшего к ним Криса Уэббера на забег-состязание, чтобы доказать, что даже в таком состоянии быстрее любого из них:

«Я нанял персонального тренера и был уверен, что не проиграю этим клоунам. Ни одного шанса. Ни один семифутер не мог обогнать меня. Эрни никогда не был профессиональным атлетом, а у Чарльза была операция на мышце бедра. Никто из них не мог победить меня».

Первым с дистанции сошел Эрни. Точнее, он даже не побежал, потому что был уверен, что остальные участники совершили фальстарт. Чак и Шак отстали довольно быстро, а вот Крис продолжал преследовать Кенни. Когда до финиша оставались считанные метры и Смит победно вскинул руки вверх, Уэббер на долю секунды смог опередить его и сорвал при помощи рук триумфальную ленту. 

Крис нарушил олимпийские правила, поскольку финишную ленту было необходимо сбить туловищем, а не руками. Но жюри решило не проводить рестарт гонки и присудило победу Уэбберу – возрастные спортсмены просто могли не пережить повторного забега. Кенни не пришел на вручение серебряной медали и до сих пор не признает результатов состязания.

Смит знает свое место среди ведущих. И ему комфортно в этой роли:

«Ролевой игрок. Это такое понятие… У всех есть своя роль. Некоторые парни набирают больше очков, другие – отдают больше результативных передач. Кто-то тренируется усерднее – все это роли.

Я не говорю каких-то невероятных вещей, не предлагаю лучших на свете идей. Моя работа – подливать масло в огонь.

Роль есть у каждого. Твоя роль не становится лучше только из-за того, что ты больше забиваешь. А моя не становится лучше только из-за того, что я больше говорю. Я научился этому в старшей школе. И просто хочу донести эту идею через нашу программу».

Сэра Чарльза знают везде. Весельчака либо любят, либо считают придурком (иногда вместе), но все регулярно обсуждают его высказывания.

«Я не являюсь образцом для подражания. Мне не платят за то, чтобы я был образцом для подражания. Мне платят, чтобы я сеял разрушение на баскетбольной площадке. Родители должны быть образцами для подражания… То, что я забрасываю мяч сверху, не означает, что я должен растить вашего ребенка», – сказал Баркли, еще будучи игроком НБА.

Это кредо он перенес с собой и в студию телевизионного шоу: «Если вы не хотите знать мое мнение, не спрашивайте его. Просто переключите канал».

Чак попал на телевизор еще задолго до окончания игровой карьеры. Харизма молодого баскетболиста влекла к себе самых разнообразных рекламодателей, предлагавших спортсмену значительные суммы за съемки в их роликах.

После завершения в 2000-м году великой карьеры, которая насчитывала 16 сезонов, 11 вызовов на Матч звезд и титул самого ценного игрока НБА, Чарльз встал на распутье. С ним хотели сотрудничать все ведущие спортивные медиа США.

Основными претендентами на баскетболиста были NBC, показывающий большую часть баскетбола в прайм-тайм, и TNT с его уникальным форматом:

– Вообще я тогда уже подписал контракт с NBC.

– Подписал контракт?

– Да, устно.

–… Чак, как ты мог устно подписать что-либо?!

По словам Баркли, сначала он выбрал NBC, но потом за ночь передумал и попросил агента отменить все договоренности. Чак хотел иметь возможность оставаться собой, нести любую околесицу и получать за это деньги. Поэтому шоу Inside the NBA отлично соответствовало его запросам.

Эрни не мог поверить удаче, улыбнувшейся каналу: «Мы подписали человека, который входит в 50 лучших баскетболистов в истории НБА. И он умеет смеяться над собой!»

Форвард отработал год на передаче и вновь оказался перед сложным выбором. Ходили слухи, что Майкл Джордан собирается вернуться в большой баскетбол, а заодно хочет пригреть под крылом «Вашингтона» Баркли и Юинга. Чарльз отказывался давать конкретный ответ на публику, но обещал Эрни, что, как только примет решение, обязательно озвучит его в прямом эфире на TNT.

Майкл вернулся в баскетбол, но Чак, взвесив все «за» и «против», решил остаться на телевидении.

«Я не мог найти работу лучше, чем здесь», – признавался он.

По мнению Эрни Джонсона, приход Баркли полностью изменил обстановку внутри передачи. MVP первым перестал говорить о баскетболе в те моменты, когда шли неинтересные игры:

– Рой Джонс только что оказался в нокауте.

– Да, но мы должны говорить о баскетболе, а не о боксе…

– Чувак, я уже видел игры «Сперс» и «Лейкерс» в плей-офф. Но я никогда не видел, как Роя Джонса отправляют в нокаут!

Своенравная манера ведущего не отталкивала любителей баскетбола. Напротив, она привлекала дополнительное внимание к программе, поскольку на следующее утро огромное количество зрителей начинало обсуждать очередную выходку здоровяка.

Продюсеры радовались успеху и переживали каждый раз, когда Чак открывал рот, ведь он мог ляпнуть полную ерунду. Например, когда обзывал женщин Сан-Антонио «толстыми» и «старыми», а затем и вовсе сравнивал их с персонажем Жирным ублюдком из фильма «Остин Пауэрс».

Отношения Баркли с лишним весом – отдельная тема. Как-то раз он в прямом встал на весы, которые показали 148 (потом 153) килограммов. Чарльз с трудом поверил увиденному, но пообещал, что через несколько месяцев приведет себя в форму. 

31 января 2002-го наступил день нового взвешивания. Чак появился в боксерском халате, прошел к весам и удивил всех: минус 16 килограммов.

Но в будущем вес все равно догнал бывшего спортсмена. Совсем недавно он признавался, что вновь решил сесть на диету их-за боязни, что на свадьбе дочери его придется выкатывать на специальном кресле.

Баркли – настоящий хам, но его любят за умение смеяться над собой.

Однажды его не пустили в только что организованный «Клуб чемпионов». Эрни прошел с Мэджиком Джонсоном, Кенни заслужил право еще в 1994-м году, а вот Чарльз остановился перед грозного вида секьюрити, которого было невозможно сдвинуть с места.

Кенни выбегал из зала и выкрикивал Чаку имена присутствующих на мероприятии чемпионов:

– Эй, Чак, здесь Карим! 

– Феннис Дембо тоже с нами!

– Даже Синтия Купер из WNBA зашла на огонек!

– Эрл Куретон ждет нас внутри!

Баркли не знал никого из этих людей, кроме Карима.

Баскетбол стал фоном жизни Чарльза, но уже никак не ее центром. Если ему приходилось работать вместо того, чтобы отдыхать со всеми на предновогодней вечеринке, он расстраивался.

Ему было интереснее переодевать (не совсем успешно) кукол с испачканными подгузниками.

Или устраивать гонки с 70-летним судьей Диком Баветтой (Чак даже умудрился победить).

Участники шоу понимают его отношение к игре: все хотели быть как Майк – он летал в своей стратосфере. Но никто не хотел быть как неказистый Чарльз, которому приходилось засовывать руки по локоть в пасти игроков, которые были выше и мощнее его.

А еще Баркли в прямом эфире самостоятельно признался в том, что он тупица.

Но одного у Чарльза не отнять: он был наиболее харизматичным игроком самой сильной команды в истории баскетбола. И речь идет не о каких-нибудь «Буллс» или «Лейкерс», Чак был самым зажигательным парнем в «Дрим-тим»-1992. Эту энергию он сохранил по сей день и заряжает ею всех, кто успевает подключиться к Inside the NBA. Я гарантииирую это!

В 2011-м году Шакил пополнил передачу в качестве последнего четвертого члена команды ведущих. И хотя он уже давно был известным шоуменом, снимался в несуразных фильмах и подкалывал участников программы еще будучи игроком, первые три недели в Inside the NBA оказались для центрового очень тяжелыми.

Шак думал, что смешно шутит, но никто не смеялся ни в студии, ни у экранов телевизоров. Пытался выглядеть умным аналитиком, но не мог толково связать и нескольких предложений, поскольку отец в детстве учил здоровяка: «Не болтай, пусть игра говорит за тебя».

«Он мямлил. Люди считали, что ему дают говорить слишком много», – вспоминал продюсер Тим Кайли.

«Многие думали, что я мямля. Но у нас просто было неправильно настроено оборудование. Я не мямля, заткнитесь!» – парировал О’Нил.

Это лучшее шоу на спортивном телевидении: целуют задницу осла, меняют грязные подгузники и не смотрят игры

Кайли продолжал:

«Мне пришлось надавить на него. Чувствовал, что следует серьезно поговорить с ним, ведь у него на самом деле была привычка мямлить.

Мы обсудили это один или два раза, у него даже стало получаться лучше. Но потом он снова вернулся к своим вредным привычкам.

И вот однажды после шоу, которое прошло в большом перерыве матча, я спустился к Шакилу и начал кричать ему в лицо, находящееся на высоте около девяти футов:

– А ну, сукин сын, разве ты пришел сюда ради этого? Ты хочешь этого?!

– Шак промямлил что-то в ответ.

– Ты понимаешь, о чем я говорю?! Мы будем хороши? Будем?!

– Да.

Шак повернул меня спиной, одной рукой схватил за ворот рубашки, второй – за пояс штанов и поднял над своей головой на вытянутых руках. Я посмотрел вниз на него:

– Что ж, окей. 

– Я смогу сделать это!

Он аккуратно опустил меня на пол, словно ребеночка».

Кенни Смит тоже пытался объяснить бывшему центровому новую действительность: «Возможно, это первый раз в твоей жизни, когда тебе не нужно быть самым доминирующим игроком в команде».

К чести О’Нила, он прислушался к мнению более опытных коллег.

Поначалу он пытался заставить Чака спеть нелюбимую рождественскую песню и втихаря бил Эрни.

Но уже вскоре получил от него ответку и даже не пытался отомстить.

Шакил полюбил Джонсона, еще будучи совсем молодым баскетболистом. В 1989-м году Эрни пришел в гости к тогда еще 17-летнему пареньку и взял у него интервью. О’Нилу льстило внимание журналиста, но больше всего ему понравилась непринужденная и добрая обстановка во время беседы с ведущим.

Именно поэтому он хотел попасть в Inside. Шакил понимал, что здесь собраны лучшие люди своего дела. Кенни Смит, чей «Хьюстон» обыграл «Орландо» Шака в финале сезона-1994/95, сравнивал появление четырехкратного чемпиона НБА в передаче с переходом Кевина Дюрэнта из «Оклахомы» в «Голден Стэйт», ведь еще до его появления «Внутри НБА» была многократным победителем «Эмми».

Несмотря на все трудности, Шак все же смог освоиться. Он нашел идеальный баланс между тем, как выглядеть смешным, но при этом соответствовать собственным амбициям. Он научился поддевать коллег по-доброму, не срываясь в тупое высмеивание.

Кенни доставалось больше всех. Шакил неоднократно смаковал фрагмент видео из матча знаменитостей, в котором Джастин Тимберлейк забивает бросок в лицо Смиту, а затем вызывающе провожает его взглядом.

Но еще больше Шак полюбил издеваться над современными игроками. Его короткая рубрика Shaqtin’ A Fool теперь известна едва ли не больше основного шоу. О’Нил смог конвертировать неудачные моменты на паркете из просто смешных казусов в полноценный самостоятельный бренд НБА.

Недавно даже вышел выпуск, посвященный десятилетию рубрики.

Его собственное падение также стало одним из самых знаменитых мгновений в истории передачи.

О’Нил редко сходится в своих взглядах на баскетбол с другим прославленным ветераном Баркли. Особенно забавным выглядит, как Чак пытается вывести из себя Шака в надежде на какую-нибудь глупость от него:

– Не утверждаю, что я прекрасно играл в обороне. Но у меня есть чемпионский опыт. Я знаю, о чем говорю.

– Да-да, только не забудь о Кобе и Дуэйне Уэйде, которые тащили на себе твою толстую задницу.

Но вне объективов камер эти двое настоящие друзья. Шакил как-то признался, что, если бы у него был старший брат, он хотел бы, чтобы им был Чарльз.

Члены съемочной группы стали новой семьей О’Нила. Той семьей, среди которой он мог поделиться переживания после гибели Кобе Брайанта:

«Мне 47 лет. Я потерял двух бабушек, Сарджа, сестру. А сейчас я потерял своего младшего брата. Наши имена всегда будут связаны друг с другом».

Руководители TNT считают, что дружба участников «Внутри НБА» помогла им сформировать уникальный продукт: 

«Эрни сумел создать хорошее шоу, Кенни сделал его прекрасным проектом про баскетбол, Чарльз вывел это на уровень национального телевидения, а приход Шака возвел в Inside the NBA в статус культовой передачи».

Команда, работающая над созданием шоу, насчитывает несколько десятков человек. И хотя Эрни, Кенни, Чак и Шак генерируют огромное количество информационного контента, все же основная нагрузка по созданию развлекательных сюжетов лежит на их партнерах, находящихся по ту сторону объективов. За время жизни программы скопилось немало по-настоящему красочных и веселых сюжетов, помимо тех, что мы уже видели.

Они:

• устраивали церемонию поднятия под своды арены майки Кенни Смита

• тестировали «Чакоцикл-5000»

• участвовали в песенном конкурсе двойников (как вам Чак в образе Бруно Марса?)

• смеялись над Шаком, когда он потерял штаны

• посещали морпехов

 • стреляли друг в друга из водных пистолетов

• пугали Баркли

• и снова не давали ему покоя

А также делали тысячи фотожаб, распространившихся по всему интернету.

Несмотря на развлекательный характер передачи, зрителям все чаще начинает казаться, что она стала совсем далека от современного баскетбола. Чарльз и Шакил не желают вникать в особенности происходящего на паркете. 

Порой складывается ощущение, что они даже не знают игроков. И в случае Баркли это не шутка.

Коллеги создали специальную рубрику «За кого он играет?», в которой называли имя баскетболиста НБА, а Чак должен был угадать нынешний клуб игрока.

Однажды он ответил неверно пять раз подряд.

«Я гарантирую, что ни один обычный человек не знает всех этих парней», – оправдывался ведущий.

«Но, возможно, их должен знать аналитик Inside the NBA»?» – парировал Эрни Джонсон. 

Вопрос поставил Баркли в тупик.

В то же время Шакил О’Нил перепутал гражданства европейцев и обратился к Йокичу как к русскому.

Руководство TNT решило привлечь более молодых завершивших карьеру баскетболистов (Дуэйн Уэйд, еще раньше – Крис Уэббер и Реджи Миллер), чтобы немного разбавить старческое бухтение, но это только подчеркнуло разницу в понимании игры.

Аналитическое выступление перед большим экраном отдыхающего Дрэймонда Грина во время прошлогоднего плей-офф стало настоящим глотком свежего воздуха.

Даже звезда женской НБА Кэндис Паркер при участии Ди Уэйда без особого труда уложила на лопатки Шакила О’Нила, пытавшегося отстоять свою устаревшую точку зрения:

Паркер: «Вся НБА сейчас предпочитает защищаться от пик-н-ролла при помощи разменов».

О’Нил: «Почему?»

Паркер: «Потому что сейчас все бросают трехочковые».

О’Нил: «Но ведь можно страховать от заслона».

Паркер: «Если ты выйдешь страховать от заслона, тебе придется возвращаться к своему игроку. И он просто бросит трехочковый, как это сделал Йокич».

О’Нил: «А что насчет ранней подстраховки от партнеров?»

Паркер: «Тогда они просто будут двигать мяч по площадке».

Уэйд: «Да, если против вас выходят четверо или пятеро шутеров, вы не успеваете страховать и передавать их друг другу».

Паркер: «Теперь есть парни, которые могут отдать передачу с другой стороны площадки в ритм бросающему игроку».

Уэйд: «Возьмем простой пик-н-ролл между первым и пятым номером. Центровой, как делал и ты, Шак, глубоко отступал после заслона».

О’Нил: «Да, и мы выиграли чемпионство».

Уэйд: «Выиграли. Но только тогда, когда ты начал выходить за мячом после заслона».

В принципе, этот диалог является классическим примером аргументации со стороны Шакила: он добыл четыре чемпионства, а значит, прав по умолчанию.

Это лучшее шоу на спортивном телевидении: целуют задницу осла, меняют грязные подгузники и не смотрят игры

Но даже такой подход имеет своих поклонников. Не важно, что конкретно скажут Шак и Чак. С ними могут поспорить в студии Эрни и Кенни, либо же кто-то из действующих баскетболистов ответит в соцсетях. Ведущие прочитают самые смешные комментарии пользователей в Twitter, дадут очередной глупый и несбыточный прогноз, а затем выскажут свое мнение о массовых протестах и глобальном потеплении. Это даст такой заряд для новостей и дискуссий, что они докатятся до самых отдаленных участков Земли, где не факт, что даже смотрят баскетбол. 

Прошлым летом во время локдауна выпуск Inside the NBA от 30 июля посмотрели 1,3 миллиона зрителей. И, кажется, это далеко не предел для уникальной четверки ведущих. Эрни Джонсону есть чем гордиться:

«Нас показывают на экранах уже более тридцати лет. Мы готовы выходить за рамки дозволенного, мы обсуждаем вещи, которые касаются всех. Думаю, что наша передача является отличным примером для тех, кто воспринимает все слишком серьезно. Эй, не принимайте все близко к сердцу. Смейтесь! Смейтесь над собой – мы все иногда лажаем.

В конце рабочего вечера я часто ловлю себя на мысли: как сильно мне повезло снова провести день с моими братьями. Вот что делает это шоу особенным».

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

тринадцать − 11 =