А мы отвечаем.

В первые три дня межсезонья клубы НБА договорились о новых контрактах на сумму в 3 млрд долларов – и как минимум еще один миллиард наберут к концу лета. Но ключевые вопросы удалось решить в первые дни открытого рынка свободных агентов.

И все-таки пока не все.

Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

Сначала о бюрократии – практически никто еще не подписал контракт. В НБА сейчас мораторий, и никакие сделки пока не регистрируются. Исключение составляют минималки, двусторонки, контракты новичков, однолетние квалификационные контракты ограниченно свободных агентов.

Все остальные заявленные контракты остаются лишь устными договоренностями и будут заключаться на бумаге только сегодня, начиная с 11:00 по Нью-Йорку. Договоренности останутся в силе, но могут отличаться суммы или сроки контрактов, если инсайдеры сообщили что-то не до конца точное.

Впрочем, о Кавае еще никто и ничего не сообщал. Лидер «Клипперс» в середине июля перенес операцию на частично надорванной крестообразной связке колена, а несколько дней назад не стал использовать опцию автоматического продления контракта на 36 миллионов долларов.

Кавай пропустит как минимум половину предстоящего сезона, но любой клуб все равно был бы счастлив заполучить 30-летнего форварда, хоть он с 2017-го ни разу не провел более 60 матчей в регулярке (играя не более 34 минут в среднем за игру) и вряд ли уже проведет. Это все равно человек, который выходит на космический уровень в плей-офф и уже подарил один титул команде, рискнувшей с Каваем, с его контрактом, с его болячками.

Впрочем, рисковать хотели бы многие, да тщетно. В «Клипперс» Ленарду максимально комфортно, он играет рядом с домом, клуб исполняет любые его требования, здесь есть вторая суперзвезда, готовый бесконечно тратить владелец, хорошая погода – уходить совершенно нет смысла.

Тем более сейчас уже ни у одной команды, за исключением «Оклахомы», нет места на подписание Ленарда. Только «Клипперс» могут продлить Кавая на срок от 1 до 4 лет.

Почему нельзя на максимальные 5 лет? Для этого нужны полные права Берда – они появляются у игрока, если он минимум 3 сезона подряд провел или в одной команде, или в разных, но на одном контракте (то есть его обменивали).

Ленард провел только два года в Лос-Анджелесе, а потому у форварда лишь «ранние права Берда», ограничивающие срок нового контракта 4 сезонами.

Но, вероятно, что Каваю пока что не нужен долгосрочный контракт.

Сейчас у него есть возможность подписаться на 176 млн до 2025-го. Но если бы он брал опцию на 36 млн, то имел бы право сразу и продлить контракт до 2026-го, в сумме заработал бы 223 млн. Нет никакого финансового смысла выходить на рынок свободных агентов, чтобы заключить новое долгосрочное соглашение в меньших суммах, чем это было возможно при продлении старого контракта.

Что же он тогда задумал?

Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

Каваю нужна пятилетняя максималка от «Клипперс» – только не сейчас, а в 2022 году, когда потолок скакнет до 119 млн по прогнозам НБА. Как когда-то Леброн в «Кливленде», Ленард будет подписывать короткие контракты на год-два (собственно, с этого он и начал два года назад, подписавшись на 2+1), чтобы:

  • Держать менеджмент клуба в напряжении и требовать постоянного усиления состава.
  • Выйти на рынок свободных агентов в лучший момент.
  • Для Кавая таким моментом может стать именно 2022-й: сейчас он подпишется на 1+1, заработает 39 млн за следующий сезон, а потом продлит контракт до 2027-го, и за следующие 6 лет заработает еще 280 млн.

    TL;DR:

    • Кавай этим летом может подписать контракт не больше и не дольше, чем 176/4

    • Кавай до выхода на рынок мог заработать 223/5

    • При годичном контракте он заработает 280 за следующие 6 лет.

    И сейчас Кавай рассуждает, на какой именно срок ему стоит брать максимум в «Клипперс» – на год, на два, три или четыре. 4. Спешку Ленард не терпит – в 2019-м он вообще заморозил межсезонье на неделю, пока думал о переезде в Калифорнию, а все остальные игроки и клубы зависели от его решения. И, как и тогда, клуб с радостью предоставит будущему члену Зала славы баскетбола контракт той длины, какая ему будет интересна.

    Генменеджер «Тандер» Сэм Прести вновь запустил тот же процесс, который запускал в самом начале своей карьеры, когда клуб еще базировался в «Сиэтле». Его суть: обменивать ветеранов, наигрывать молодежь, использовать место под потолком нетривиальными способами – например, выменивать плохие контракты с довесками в виде драфтпиков. И искать на этих пиках будущих суперзвезд НБА, которые способны вытянуть клуб с маленького рынка на вершину.

    Сначала одним из худших контрактов НБА был Эл Хорфорд из застрявшей в тупике «Филадельфии». «Сиксерс» отдали активы за то, чтобы «Оклахома» забрала Хорфорда, Эл поиграл пару месяцев и был отправлен отдыхать, когда клуб решил активнее сливать сезон.

    Через год плохой контракт Хорфорда оказался уже на год короче, и «Тандер» придумали, как снова обменять его на другой, еще более плохой контракт с пиком первого раунда. Кемба Уокер никак не может победить свое больное левое колено, а максимальный контракт 30-летнего защитника действует до 2023-го.

    В последнем плей-офф Кемба совсем расклеился, и новый президент «Бостона» (он же прежний главный тренер) Брэд Стивенс согласился отдать 16-й пик на предстоящем драфте ради размена Кембы на Хорфорда.

    Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

    К тому моменту Прести уже выменял из других команд 10 будущих пиков первого раунда, сейчас у него уже 13 чужих выборов – сундук продолжает расти. Многие считали, что, как и контракт Хорфорда, через какое-то время и Кемба превратится в актив.

    Однако «Оклахома» этого момента не дождалась. Контракт с Кембой разрывают, вскоре он перейдет в «Никс» без компенсации.

    «Тандер» все же получают новые плюсы от прекращения отношений с Кембой.

    1. Освобождается место в заявке на сезон, Кемба не будет мешать прогрессу молодых плеймейкеров «Тандер» (Гилджес-Александер, Маледон, новички Гидди и Манн, всем нужны минуты на паркете).

    2. Сохраняются хорошие отношения с агентами игрока, а также с менеджментом «Никс».

    3. Остаток зарплаты можно будет медленно выплачивать равными частями в течение 5 лет, а не двумя гигантскими годовыми зарплатами в 35+ млн (в платежке можно тоже распределить зарплату по факту выплаты, но «Оклахоме» выгоднее оставить изначальные сроки, чтобы поскорее избавиться от «мертвых» денег в ведомости).

    3. А главное – Уокер уступил часть своей зарплаты.

    В отличие от НХЛ, где есть фиксированные суммы и сроки выкупа, в НБА все зарплаты полностью гарантированы. Клубы и игроки при выкупе обсуждают, чем игрок готов пожертвовать ради статуса свободного агента и перехода в другой клуб.

    Сколько именно оставил Кемба, мы пока не знаем, но учитывая следующий контракт с «Никс» (по слухам – около 8-9 млн в год), Уокер мог уступить 15, 20, возможно, даже 25 млн. Блэйк Гриффин зимой оставил «Детройту» 13 млн, но он и договаривался после этого лишь на минималки с «Нетс», потеряв в итоге 11 млн – примерно 15% от зарплаты в «Детройте».

    Другой пример – Дерон Уильямс, который в 2015 году отказался от 16 млн «Нетс» ради 6 млн в «Далласе». Сальдо в 10 млн – чуть больше 20% от остатка контракта с «Бруклином».

    15-20% от 73 млн, положенных Кембе, составят 10-15 млн. Добавляем к этому его новую зарплату в «Никс» – и, возможно, платежка «Оклахомы» ежегодно станет легче на 10+ млн. Но все это – исключительно по договоренности с игроком, никаких автоматических перерасчетов в НБА нет.

    Эти деньги освободятся под потолком зарплат «Оклахомы» в этом и следующем сезонах. Не гигантские суммы, но Прести найдет им применение – наверняка с большей пользой, чем гипотетическая пара пиков второго раунда, которые можно было бы в итоге получить за Кембу. В какой-то момент размен переплаченными ветеранами уже нужно было останавливать, и Прести решил, что сейчас.

    А «Бостону», в отличие от «Оклахомы», выкупать Кембу не было никакого смысла – даже при равных зарплатах играющий Хорфорд принесет больше пользы, чем неиграющий Кемба, а у Эла еще и последний год в контракте гарантирован лишь наполовину. И платежка «Селтикс» намного тяжелее оклахомской – выкуп Кембы все равно не опустил бы клуб ниже потолка зарплат.

    Разные цели команд – разная польза от одних и тех же игроков, одних и тех же контрактов, одних и тех же сделок.

    Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

    Чтобы игрок со стажем не более 3 лет или с истекшим контрактом новичка стал ограниченно свободным агентом (и клуб мог повторить предложение со стороны и оставить его у себя), команда должна выписать ему квалификационное предложение – оффер контракта на 1 сезон в фиксированной сумме. Для Святослава Михайлюка в «Тандер» это был «квалифай» на 2 млн, и «Оклахома» перед стартом межсезонья выдала такое предложение украинцу.

    А уже через пару дней отозвала – имеет право на это до 13 августа без согласия игрока.

    Значит ли это, что карьера Михайлюка в НБА закончена?

    Скорее наоборот. «Тандер» не планировали сохранять Святослава (хотя все еще могут продлить его на любой срок и любую сумму), а квалифай выписали «на всякий случай». Но когда игрок – ограниченно свободный агент, другие клубы имеют право предложить ему контракт только на 3 или 4 года. Нельзя «выкрасть» ОСА краткосрочным контрактом, и если кто-то хочет пригласить Михайлюка на год или два, то не может этого сделать, пока висит квалифай от старой команды.

    Поэтому в НБА есть джентльменская практика снимать офферы, чтобы у игрока было больше возможностей на рынке свободных агентов. Так «Майами» вернул Кендрику Нанну статус НСА, чтобы тот мог подписать контракт на два года с «Лейкерс».

    Есть популярное мнение «платежки в НБА резиновые». Без использования определенных инструментов для подписания игроков (сайн-энд-трейд, налоговый мидлевел) потолок зарплат в НБА действительно мягкий. Но это не означает, что клубы могут подписывать кого угодно и на сколько угодно, только нужно платить налог на роскошь. Совсем не так: да, потолок можно превышать, но только по исключениям. Их, если сгруппировать, 5 разновидностей.

    1. Зарплаты новичков из первого раунда драфта.

    Даже если команда превышает потолок, она может подписать своего новичка, выбранного на драфте в первом раунде. Такие игроки подписывают контракт по фиксированной сетке, их зарплата зависит от номера на драфте. У «Лейкерс» нет таких новичков – выбранный 22-м Айзейя Джексон отправится в «Индиану» в результате пятистороннего обмена Уэстбрука.

    2. Команда, превышающая потолок, может совершать обмены.

    Клуб всегда может получить игрока с контрактом на 25% больше, чем отдает в обмене. ЛАЛ обменяли в «Вашингтон» трех игроков с суммарной зарплатой 36 млн – и смогли благодаря этому получить Уэстбрука с зарплатой 44 млн. Свободного агента с такой зарплатой они бы не смогли бы подписать – его как раз пришлось бы вписывать в потолок зарплат. А вот обмен возможен, если собрать нужное количество исходящих контрактов.

    Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

    3. Минимальные зарплаты всегда можно подписывать сверх потолка.

    «Лейкерс» уже шесть раз воспользовались этим исключением: Кармело и Ховард, Ариза и Эллингтон, Бэйзмор и Монк.

    4. У каждой команды есть одно исключение среднего уровня.

    «Мидлевел» ежегодно дается каждому клубу: 9,5 млн есть у тех, кто не платит налог на роскошь, 5,9 млн – у тех, кто платит, и 4,9 млн – у тех, кто вообще находится ниже потолка зарплат. Это исключение можно дробить на нескольких игроков.

    «Лейкерс» подписали на свой мидлевел Кендрика Нанна.

    5. Сверх потолка можно переподписывать своих свободных агентов.

    Если у игрока полные права Берда – то сумма вообще ограничена только максимумом. Если таких прав нет – то уже сложнее, например, «Лейкерс» имели право продлить Тэйлена Хортон-Такера и действительно продлили, но тот получил только 10 млн в год – больше не мог в ЛАЛ.

    И до сих пор «Лейкерс» могут переподписать Денниса Шредера (стартовая зарплата – до 28 млн, от 1 до 5 лет), Джареда Дадли (до 10 млн, от 2 до 4 лет) и Уэсли Мэттьюза (до 4 млн, от 1 до 4 лет).

    Но уже сейчас ЛАЛ идут на свой рекорд по налогу на роскошь – 40 млн, столько не платили ни во времена Шака и Кобе, ни за команду с Брайантом, Газолем, Ховардом и Нэшем. А ставка налога на роскошь в НБА прогрессивная – и сейчас за каждый доллар следующего контракта придется выложить 3-4 доллара в казну НБА. «Лейкерс» уже идут на 200 млн в зарплатах и налоге на роскошь, но они не лидеры по тратам – текущий состав «Нетс» с учетом налога стоит почти 300 млн, «Уорриорз» – вообще 350, а «Клипперс» после продления Кавая и Реджи Джексона также должны опередить соседей и добраться до отметки в 250.

    Налог на роскошь собирается в конце сезона и распределяется между командами, которые его не платили.

    Но предварительно прочитайте этот небольшой FAQ – возможно, ответ на ваш вопрос содержится в нем.

    Почему никто не делает так: сначала подписывает игроков на место под потолком, а потом продлевает своих агентов поверх потолка по правам Берда?

    Так делают (например, в этом году по такой схеме могут поступить «Рэпторс» с Трентом и «Никс» с Роузом), но в очень ограниченных рамках. Ведь свободные агенты – это не нули в платежке. У всех исключений, и прав Берда в том числе, есть своя стоимость, учитывающаяся под потолком. Для свободных агентов она рассчитывается как определенный процент от предыдущей зарплаты (в зависимости от статуса СА и суммы). Например, «цена» прав Берда на Кавая сейчас – 39,3 млн, Деррика Роуза  – 10 млн, Михайлюка – 1,7 млн.

    Почему Кавай все еще без контракта, зачем «Оклахома» выкупила Кембу Уокера и другие вопросы, которые оставляет старт межсезонья НБА

    Клуб должен выбрать – держать в платежке права Берда и сохранить право переподписать игрока, или отказаться от них и использовать освободившееся место под потолком (если оно, конечно, есть – у «Клипперс» и без Кавая уже 118 млн, на 6 млн выше потолка).

    Как появляется торговое исключение?

    Совсем грубое, но максимально емкое объяснение: торговое исключение – разница между зарплатой отданного в обмене игрока и всего того, что получили взамен. К примеру, если клуб обменял баскетболиста с зарплатой в 10 млн, получил игрока с зарплатой в 7 млн и драфтпики (считаются как 0), то возникает исключение на 10-7=3 млн. На него в течение года можно выменять игроков с суммарной зарплатой до 3 млн.

    Для подписания свободных агентов оно не годится.

    Можно ли получить игрока с зарплатой в 10 млн, если есть два торговых исключения по 5 млн?

    Нет. Исключения никогда не суммируются. Ни между собой, ни с чем-то другим.

    А если…

    Нет, никогда.

    А ес…

    НИКОГДА!

    Вот у вас есть две комнаты по 5 кв.м – можно постелить два пятиметровых ковра, но один десятиметровый – нет, придется резать. Вы же не будете резать баскетболиста?

    Сайн-энд-трейд включает жесткий потолок?

    Если игрока подписывают и тут же меняют в новый клуб, это включает жесткий потолок – но только для той команды, которая его получает (поэтому все клубы, у которых уже платежка выше отметки в 143 млн, в том числе «Лейкерс» и «Нетс», не могли этим летом получить свободного агента по СЭТу). Но для той стороны, которая подписывает и отдает игрока, никаких ограничений.

    А может быть два сайн-энд-трейда в одной сделке?

    Да. И «взаимные» – как когда-то ГСВ и «Нетс» обменялись свободными агентами Дюрэнтом и Д’Анджело Расселлом, и обе команды получили жесткий потолок до конца сезона. И со стороны одной команды – год назад «Новый Орлеан», чтобы получить Адамса из «Оклахомы», отправил в «Тандер» сразу трех игроков по СЭТу.

    Месси перейдет в НБА?

    Даже у «Оклахомы» нет под потолком места на его зарплату.

    Источник: sports.ru

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here