Димитрис Итудис – самый успешный тренер в истории московского ЦСКА: за пять полноценных сезонов он дважды выиграл Евролигу и показал недостижимый для остальных процент побед и в Евролиге, и в лиге ВТБ.

При этом вряд ли можно найти человека, которому предъявляли бы столько претензий: за неожиданные осечки, за упущенные отрывы, за сложные отношения со звездами, за недостаточное задействование российских игроков, за чрезмерную эмоциональность, за оправдания…

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Ниже Итудис рассуждает:

• о развитии баскетбола в России;

• о том, что считает самым важным в своих командах;

• о проблемах коронавирусного сезона;

• об отношении к возможной отставке;

• о провалах селекции.

— Вы работаете в России уже семь лет. Что думаете о системе подготовки баскетболистов у нас?

– Прежде всего, хочу сказать: горжусь, что в 2014-м Андрей (Ватутин, президент ПБК ЦСКА – Sports.ru) позвонил мне. Каждый день стараюсь доказать, что предан делу, что я и мой штаб очень ценим доверие, которое нам оказали. Рад и тому, что смог увидеть российский баскетбол изнутри: раньше мы могли только наблюдать за успехами советской сборной, а теперь видим, как все устроено.

Россия – огромная страна с населением в 145 миллионов человек. Мне сказали, что есть регионы, где вырастают особенно высокие парни. Мне нравится, что к нам попадают настоящие алмазы, с которыми мы можем работать.

Придя сюда, я сразу же попросил, чтобы я или кто-то из моих помощников, когда у меня нет времени, постоянно общался с тренерами других команд.

Мне, правда, объяснили, что школа формально не является частью баскетбольного клуба, а входит в большой ЦСКА. В Греции и в других клубах все устроено немного иначе. Но все равно важно, что команды, которые наиболее близки к нам, развиваются и неплохо работают. Сейчас у них появилось общежитие, где дети могут жить и питаться. Это очень важно для клуба, у которого большие планы на будущее. Среди них растут новые Курбановы, Антоновы или Хоменко или те, кто сможет выступать за другие российские команды, как это делают Комолов, Стребков, Астапкович. 

Я бы не хотел ничего критиковать. Не могу судить о том, как все устроено по всей России.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

— Не обязательно критиковать, но, возможно, вы хотите посоветовать что-то?

– И руководству Евролиги, и руководству ЦСКА я всегда говорю одно: у баскетбола не должно быть границ.

Баскетбол всегда опирается на местные ресурсы, именно поэтому я начал с того, что в России живет 145 миллионов жителей. Почему это важно? Можно заметить, что исторически во всех молодежных категориях (U18, U20, U22) Россия не входит в число команд высшей категории. Это о многом говорит и должно изучаться Кириленко и его помощниками. Мы видим, как страны с гораздо меньшим населением (как Словения, Босния, Греция, Сербия) в это время берут медали, а значит, там происходит что-то позитивное.

Возможно, дело не только в этом.

Мы с вами можем согласиться, что мадридский «Реал» неплохо развивает молодежный проект. Только это получается в том числе и потому, что они забирают детей из Сербии, Хорватии, Греции, Латвии, со всего мира. И в результате многие из них получают испанское гражданство и могут помочь сборной. Иными словами мы видим, как возникает дисбаланс в самом раннем возрасте.

В России же, если не ошибаюсь, можно иметь только одного иностранного игрока.

Мне не хочется даже называть его «иностранным», так как повторюсь: у баскетбола не должно быть никаких границ. Вы даете ребенку образование, кормите его, даете ему крышу над головой, наблюдаете его у врачей – короче, всячески заботитесь о нем. Именно это происходит в «Реале». И это прекрасно. Этот опыт стоит учитывать.

— Считается, что главная проблема в том, что молодые игроки не находят себя на профессиональном уровне. Через ваши руки прошло немало молодых, вы видите у них нечто общее, что мешало бы им?

– Мне кажется, тут скорее дело в необоснованных ожиданиях.

Мы очень внимательно относимся к молодежным командам: например, ежегодно приглашаем многих игроков на тренировочные сборы, чтобы они нам помогали, а мы могли следить за их прогрессом и поддерживать их развитие. Также хорошо и то, что ЦСКА-2 имеет возможность сейчас играть в суперлиге с мужчинами.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Конечно, мы очень гордимся тем, как игроки ЦСКА выступают за свою национальную сборную. И, конечно, у команды должно быть лицо, стабильный костяк. Но, если мы посмотрим на Европу, то я не вижу, чтобы сейчас «Милан», вышедший в «Финал четырех» спустя 29 лет, менее гордился своей командой из-за того, что в ней серьезные минуты получает лишь Датоме.  

Поймите, здесь все дело в ваших ожиданиях.

Вот посмотрите на «Нижний Новгород». Они отлично развиваются и заигрывают российских игроков, в основном это все бывшие игроки ЦСКА, так что мы даже иногда в шутку называем «Нижний Новгород» ЦСКА-2.

Важно понимать, готов ли человек выступать на определенном уровне, есть ли у клуба потребность в исполнителях его амплуа. Мне-то все равно, русский ли игрок или нет, все они представляют ЦСКА. Я всего лишь выступаю лишь в качестве оценщика, мы все вместе оцениваем игрока и стараемся понять, по пути ли ему с нами.

Мы можем быть командой, которая развивает игроков для других клубов. Но разве это подсказывает вам история ЦСКА? Скорее всего, у ЦСКА другая миссия.

Опять же скажу о том, что вижу: Лопатин прямо сейчас прогрессирует в нашей команде. И в этом сезоне было непросто: он здорово провел игру с «Автодором», потом заболел коронавирусом, затем получил травму… И команда не может ждать, когда он вернется. Команде нужно побеждать и рассчитывать на других людей.

— Андрей Ватутин назвал этот сезон сложнейшим. Что в нем было самым неприятным для вас?

– Думаю, что для всех это очень непростой сезон. Вы готовите команду и рассчитываете на определенное число людей. Тем же вечером вам говорят: «Тренер, у этого парня ковид, вы не сможете на него рассчитывать». Мы готовим команду по-другому. Мне говорят: «Ложная тревога, у тех парней нет ковида, зато вот у тех двух есть».

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Такие вещи нельзя контролировать: у вас проблемы, но вам приходится выходить на матчи. Не пожелаю злейшему врагу ситуацию, когда сразу четыре ключевых человека вылетают.

В 2018-м нам пришлось играть плей-офф с «Химками» без Хайнса и Де Коло, без двух важнейших игроков. Все говорили: «Это же ЦСКА, какие проблемы?» Я мог только смеяться над этим. Сейчас же мы вышли на «Фенербахче», у которых не было Веселы и Эди, и это превратилось в основную тему всей серии. Это, конечно, очень важно, но почему-то в нашем случае на это не обращали внимания.

По ходу плей-офф и перед «Финалом четырех» мы потеряли Вестерманна, Воронцевича, а Де Коло и Хайнс только восстановились после травм. По сути, мы остались только с Родригесом и Хиггинсом в качестве основных боллхэндлеров. Вспомните, как сыграл тогда Кори в первые десять минут. После этого он подошел ко мне и говорит: «Снимай меня, мне нужно отдышаться». А нам некем его менять особо.

Мы должны отдавать отчет в том, что происходит. Нужно признать, что у нас хорошая система, которая дает результат. Но будет ли она приносить победы в каждом сезоне? Никто такого не может гарантировать. Никто в Евролиге не побеждает пять раз подряд. Особенно с этой системой «Финала четырех»: вы проходите через такой марафон, а потом одна игра решает, успешен ты или нет. А все потому, что ты не смог выиграть один матч у «Олимпиакоса» в тот сезон, когда взял 89 процентов матчей.

Давайте все же будем реалистами.

Мне кажется, что для всех это был сложный сезон, но мы все – от Андрея до тетушек, которые нам помогают здесь – должны гордиться тем, как мы его провели. Гордиться тем, что все здесь ставят на первое место интересы команды и понимают, что именно они защищают. Мы прекрасно понимаем эту ответственность.

За то время, что я здесь, у нас всегда было преимущество своего поля в плей-офф, а наши показатели в плей-офф – 18-3 – просто пугают. Дает ли это славу? Нет. Но это говорит о том, что эта программа работает.

— У ЦСКА был провал в январе и феврале. Вы сомневались тогда в себе и в выстроенной вами системе?

– Вы задаете личные вопросы, но я не хотел бы говорить о себе. Это командный вид спорта, мы все здесь часть клуба, мы все здесь – ЦСКА.

Опыт показал мне, что, каким бы ни был наш состав, в январе и феврале у нас всегда возникают проблемы. С 2014-го по 2021-й эти месяцы, наверное, худшие с точки зрения результатов: много повреждений, накапливается усталость… В этот момент мы все сели с помощниками, с руководством и обсудили эту ситуацию, пытаясь понять причину. Один игрок мне, например, сказал:  «Тренер, возможно, все дело в том, что когда мы просыпаемся, то не видим солнца, когда возвращаемся – опять темно. Возможно, все это на нас влияет?!»

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Я никогда не ищу оправданий. Я пытаюсь понять, что мы с тренерами можем сделать, чтобы преодолеть эту ситуацию.

Побеждающие команды в любом виде спорта не могут привыкнуть к поражениям. Но если вы не умеете проигрывать, то осечка может стать для вас ударом. Это как в футболе, когда команда имеет 18 голевых моментов и не может забить, то получает мяч в свои ворота.

Что же происходит?

Вы должны принимать поражения. Понимать, что вы не так сделали, где не так подготовились, где потеряли концентрацию, где проявили неуважение к игре…

Иногда же вы просто проиграли. Такое тоже бывает.

— В тот момент вы потерпели худшее поражение в своей карьере – в Стамбуле с «Эфесом». Как вы выходили из этой ситуации?

– Если в двух словах: сказал все, как есть. За закрытыми дверьми.

Объяснил, почему мы так крупно проиграли. Объяснил, почему в то же время мы до этого привезли «Эфесу» 35 очков в Москве.

Многие игроки со мной уже давно. Некоторые пришли в этом сезоне,  и благодаря коллективным усилиям им быстро объяснили, как здесь все устроено. Все игроки ЦСКА чувствуют ответственность. И те, кто приходят, мгновенно усваивают это.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Вот так мы и прошли через это. Много работали, осознали, где мы не соответствуем своему потенциалу, сделали выводы.

Кроме того, это марафон, любой может проиграть. «Сан-Антонио» проигрывал худшей команде даже тогда, когда доминировал в НБА.

— Но это же НБА, там иначе относятся к поражениям…

– Так значит, и нам надо изменить отношение, потому что европейский сезон теперь напоминает сезон в НБА. Теперь у нас все меньше и меньше возможности работать с игроками во время сезона, при этом от нас требуют участвовать в марафоне, который определяется по одному матчу. Это нечестно. Не только по отношению ко мне, а по отношению ко всем тренерам Евролиги. Вы что, хотите сказать, что те тренеры, которые не попали в плей-офф – это плохие тренеры, они не знают, как делать свою работу?

Все зависит от того, как вы об этом напишете.

И даже в этом случае ни один тренер – даже в случае увольнения – не будет так считать. Я не сомневался ни в себе, ни в своей системе, потому что я знаю, что мы делаем каждый день. Вы не можете оценивать это. Не потому, что вы не разбираетесь, а потому, что вы это не видите.

Поймите, соревнуюсь не только с соперниками. Я соревнуюсь с теми ожиданиями, которые я поставил перед собой и командой, зная ее потенциал. И они выше, чем вы можете представить. Такая психология у нашей команды. Давление, которое я оказываю на игроков, на тренеров, на себя, выше, чем то, что оказывается на нас извне.

Вот сейчас против нас будет играть «Анадолу Эфес». У них та же самая команда, что была в финале 2019-го, которая еще и усилилась. А у нас же разве та же команда? У нас новая команда. Но мы все равно вышли в «Финал четырех», уже с третьим поколением игроков.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Вот как вы думаете, как строится команда? По щелчку пальцев? Включил Playstation, и заработало?

Вы всегда проходите через проблемы, через неудачи, через препятствия, через травмы, через сложные ситуации, через критику… 

И у вас есть два выбора.

Вы можете сказать: «Я сделал все, но у нас случилось вот это и вот это». И вы как бы сдаетесь. Вы плачете и сидите в сторонке.

Либо вы можете сделать так, как мои игроки. Сражаться, несмотря ни на что. Мы решили, что будем работать, работать, работать. Мы всегда тренируемся в полную силу и выводим друг друга из «зоны комфорта» каждый день.

— Мнение критиков даже меня не волнует. Но вам ведь грозит увольнение…

– Так это совсем просто. Тренер должен смириться и принять в тот день, когда он подписывает контракт, что его непременно уволят.

— Вот вас же никогда не увольняли…

– И что, вы хотите, чтобы меня непременно уволили? Это все равно не имеет значения. Когда я начал работать здесь, то и не думал, что останусь на 7 лет. Когда я пришел в «Панатинаикос», то не думал, что останусь там на 13 лет.

Все тренеры понимают, что их могут уволить в любой момент. Но всегда нужно демонстрировать свою этику, свои ценности, свои стандарты и защищать их во всех ситуациях.

В чем моя этика? На первом месте всегда стоят командные интересы. Таков мой девиз. Если я ставлю себя выше команды, то мне здесь не место.

И поэтому нужно думать о возможном увольнении иначе. Любого тренера кто-то же нанимает. И если он увольняет тренера через месяц, то это не провал тренера, это провал того человека, который его нанял. Тебя никто не заставлял  меня нанимать. А ты не смог оценить меня правильно и не дал мне времени, чтобы реализовать себя.  

Когда я пришел сюда, то подписал контракт «1+1». Там было множество «если», и в случае реализации всех условий, возможно, я получал шанс продолжить работу.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

За семь лет мы прошли через многое. Но те результаты, что у нас были, те трофеи, которые вы видите здесь, я воспринимаю просто: это дополнительное время, дополнительная возможность для меня  работать еще лучше и создать оптимальные условия для будущего ЦСКА. Конечно, это еще и признание, и деньги… Но это в прошлом. Мое прошлое никогда не будет превалировать над моим будущим, никогда не будет его определять.

И все же вы не должны забывать о том, что все это процесс. У команды, взявшей чемпионство в 2019-м, тоже было множество сложнейших моментов: поражение от «Будучности», поражение от «Маккаби» и «Басконии».

— Вы говорили, что у вас больше мотивации, чем у кого-либо. Как стать таким, как вы?

– Все дело в том, что я должен показывать пример остальным. Если я не заряжен на каждой тренировке, если я заряжен на каждой встрече, на каждой игре, то это отразится на остальных. Допустим, завтра нам предстоит игра с «Астаной» (их тренер – мой друг, так что он не обидится). Я понимаю, что команда у нас лучше и скорее всего мы им привезем очков 20. И все равно это не означает, что к этому матчу я буду готовиться менее скрупулезно: если я отнесусь к игре неуважительно, то нас накажут.

Поэтому к матчам против «Астаны» и «Барселоны» я подхожу одинаково: буду готов, запишу себе ключевые комбинации, придумаю дополнительные варианты… Я готовлюсь к каждой игре так, как будто она у меня последняя. И требую от всех того же. Это не значит, что мы всегда обязаны побеждать. Например, у нас во встрече с «Зенитом» отсутствовали пять важных игроков, но мы все равно сражались, у нас даже был шанс победить – Дэрран Хиллиард мог перевести матч в овертайм. Но «Зенит» в тот момент был, конечно, лучше.

То же самое относится и к игрокам: Клайберн, Шенгелия, Курбанов ведут за собой своим примером. Кто может бросить камень в Никиту Курбанова? Он отдает всего себя на каждой тренировке и в каждом матче. Нельзя гарантировать, чтобы у него все получалось всегда – чтобы он все попадал. Но можно гарантировать, что он всегда будет сражаться, всегда будет делать то, о чем я его прошу, всегда будет помогать партнерам.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

— По ходу сезона было несколько матчей, когда команда упускала преимущество в 15-17 очков. Вы говорили, что со временем вы это исправите. Как это можно натренировать?

– Прежде всего, хочу отметить, что в этом году в большинстве таких ситуаций мы все равно побеждали. Раньше мы чаще проигрывали.

Такова природа баскетбола, это игра рывков.

В таких ситуациях нужно просто определить, в чем именно была причина того, что мы растеряли преимущество. Иногда бывает так, что игроки стартовой пятерки устали, их меняют, а резервисты не готовы. Иногда бывает так, что соперники меняют тактику, и игроки стартовой пятерки не могут прочитать нюансы защиты. Иногда вы не получаете фолов.

Мы это видели только что в серии между «Реалом» и «Анадолу Эфес». «Эфес» был близок к тому, чтобы дважды вынести соперника, но мадридцы все время возвращались в игру. То же самое случилось в серии между «Миланом» и «Баварией».

В этом году такие вещи происходили  чаще, чем прежде.

Вместе с тренерами мы определяем, в чем причина, и делаем все, чтобы это не повторилось. Иногда это все равно повторяется. И все же, на мой взгляд, в этом году мы справлялись с этими ситуациями лучше, чем прежде – с точки зрения результата. Хотя это не значит, что нас это не беспокоит. 

— По-вашему, европейский баскетбол меняется тактически? Этторе Мессина говорит, что сейчас акцент больше на пост-апах и мисматчах, а не на пик-н-роллах…

– Мне кажется, пик-н-ролл остается важнейшим элементом игры. Я бы сказал, что сейчас пошел больший акцент на игроках, принимающих мяч после заслона. Но это все идет от индивидуальных особенностей игроков. Если у нас есть Клайберн или Шенгелия, то мы должны придумывать наилучшие ситуации для них в посте.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

И все же, на мой взгляд, пик-н-ролл остается основой для атаки, плюс хэндофф и движение игроков.

У многих команд сегодня нападение построено вокруг отвлекающих маневров: мы показываем, что атакуем слева, но комбинация нарисована под человека справа; мы играем заслон под получающего слева, но ключ к комбинации – это хэндофф; или мы строим атаку через заслон для получающего, но показываем, что хотим грузить мяч в пост. Понятно, что не всегда это реализуемо. Например, соперник может наплевать на любые уловки: «Фенербахче» вот полностью сконцентрировался на защите против Токо и дал нам беспрепятственно бросать издали.

В этом есть определенная логика: нужно выбирать то, что кажется более опасным.

Баскетбол – это живая игра. Вы готовите определенную тактику, и если у вас нет плана «Б» или «С», то вас ждет сюрприз: соперник тоже готовится, или у вашего лучшего игрока может не пойти, или ваши лучшие игроки могут подсесть на фолы. И поэтому мне нравится, что сейчас наша команда – это хамелеон, мы можем трансформировать игру, приспособиться ко всему.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

— Как вы вообще придумали концепцию этой команды, где слишком много игроков поста, но недостаточно созидателей?

– Это родилось в ходе длительного обсуждения между Андреем и тренерами. Мы отталкивались от того, каких игроков мы теряем и что мы хотим видеть в будущем. Мне дали двухлетний контракт в 2019-м, и мы старались понять, что бы мы хотели получить в эти следующие два года. Физиономия команды менялась, потому что мы в любом случае расставались с рядом игроков чемпионской команды. Прошлым летом мы еще и потеряли Кайла Хайнса, капитана и очень ценного баскетболиста.

Мне кажется, невозможно делать какие-то выводы по прошлому сезону: мы получили преимущество своей площадки в плей-офф, но при этом у нас выпал на весь год Уилл. Тут вряд ли можно что-то сказать определенное.

В этом году изменилась финансовая ситуация: Андрей не раз публично говорил о том, что теперь мы живем в других реалиях. Он честно признал, что теперь мы не можем позволить себе глубокий состав, и, возможно, из-за этого у нас возникли сложности, когда начались травмы.

Мы решили вложиться в Токо Шенгелию. Мы выбирали между двумя баскетболистами (позвольте я не буду называть другого), и нам важно было, что мы получаем еще и лидера, потому что нам нужен был харизматичный вожак после ухода Кайла. Токо мы пытались выкупить уже в третий раз, это ни для кого не секрет. Я ему так и сказал: «Если это не получится в третий раз, то уже вряд ли получится».

Мы с Андреем создаем такие команды, которые не построены специально под меня. Как я уже говорил, меня могут завтра уволить. Но это должна быть такая команда, которая будет продолжать величие клуба, даже если на мое место придет кто-то еще.

Мы старались получить и других игроков, но это было просто невозможно с учетом новой финансовой ситуации.

— Вы рассказывали, что в 2014-м обещали Теодосичу, что ЦСКА будет набирать 90 очков за матч. А чего вы ждали от этой команды?

– В первом сезоне я практически не мог ничего менять: у нас было 13 игроков на контракте. Единственное, что было доступно – это взять Нандо, это был отличный ход. И сделать выбор между Джексоном и Парго. Я предпочел Джексона и не жалею об этом.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Потом мне нужно было придумывать новую концепцию. У нас была очень атлетичная команда: Саша Каун, Кайл Хайнс, Воронцевич, Хряпа – все могли бежать, а если наши «большие» могут бежать, то мы легко перестроились на атакующий баскетбол. Из команды, которая набирала по 65-70 очков, мы перешли на более быструю игру. Вполне возможно, кстати, что это помогло и нашему руководству: более смотрибельный баскетбол позволил продавать не 3,5 тысячи билетов, а 8,5 тысячи. Это невероятное достижение для клуба, который занял восьмое место по посещаемости в Евролиге.

Перед этим сезоном я объяснял игрокам, что нам нужно обрести лицо в защите. Не стать обязательно «защитной командой», а выходить и навязывать сопернику жесткую борьбу. И мне кажется, это нам удается делать сейчас. Мы сражаемся на фоне всех наших проблем. У «Эфеса» полноценный состав, и они выступают в качестве фаворита в нашем полуфинале. Но это не означает, что мы едем в Кельн, чтобы хорошо провести время и отдохнуть. Мы с гордостью будем представлять там ЦСКА.      

— За это время вы пригласили в ЦСКА немало игроков. Некоторые отлично раскрылись, другие – Коста Куфос, Алек Питерс, Джоэл Фрилэнд, Майк Джеймс – подвели. Почему у них не получилось?

– На то множество самых разных причин. Не нужно наклеивать на всех ярлыки. То, что у них не получилось в ЦСКА, не говорит о том, что это обязательно плохие игроки.

Например, Аито Гарсия Ренесес не выигрывал Евролигу в своей жизни. Но для меня он все равно один из величайших тренеров всех времен.

Мы не можем всех стричь под одну гребенку. У некоторых не получается, просто потому что не получается: они не встраиваются в нашу философию, у них не складывается взаимодействие с другими игроками. Когда у нас играли Теодосич и Нандо Де Коло, нам был необходим Кайл Хайнс, чтобы защищать их медленные ноги на пик-н-роллах. Если у вас более мобильные защитники, тогда вам нужны другие игроки вокруг них. Я был одним из первых, кто сказал, что Кори Хиггинс способен на большее. Где теперь Кори Хиггинс? Он снова будет в «Финале четырех», причем в качестве одного из самых ярких игроков в Евролиге. То, что он ушел из ЦСКА, не означает, что у него не получилось.

Кому-то бывает некомфортно в городе, где зимой постоянно темно. Вот я, скажем, наоборот очень люблю Москву. Говорю это совершенно искренне и повторил бы, даже если бы не был тренером ЦСКА.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

Самое важное – вы как личность должны чувствовать, что находитесь на своем месте. Будь вы тренер, игрок, физиотерапевт… 

Далее идут другие параметры: как вы взаимодействуете с остальными игроками, способны ли вы выполнять выделенную вам роль, с какими травмами вы столкнулись… Вы упомянули Косту Куфоса: ему не повезло, он сразу же травмировался. В 2016-м году травму также получил Джоэл Фрилэнд.

Нельзя всех валить в кучу.

Тут скорее важно думать о другом – нужно смотреть на то, насколько мы, как команда, способны подстроиться, изменить игру и все равно быть успешными. Думаю, что вот это нас всегда отличает. Вспомните 2018-й: ни Кайла, ни Нандо, ни Вестерманна, ни Воронцевича. А мы все равно пробились в «Финал четырех» и сражались там.

— Вы говорили, что в Евролиге невероятный уровень конкуренции. При этом мы видим, что НБА забирает все больше игроков, европейский рынок уменьшается. Что будет дальше?

– Отмена прошлого сезона в Евролиге, сдвиг сезона в НБА, закрытие Китая, ограничения в Евролиге – все это, конечно, изменило рынок. Тренерам стало гораздо сложнее: например, ЦСКА не мог взять человека из Евролиги, когда травмировался Никола Милутинов, потому что к этому моменту переходы уже были заблокированы. Это вносит дополнительную непредсказуемость, ведь мы оказываемся в зависимости от всей этой цепочки. Теперь вот сдвиг календаря повлияет на предолимпийский турнир.

Я мечтаю о том, чтобы ФИБА, Евролига и НБА действовали заодно, в гармонии, потому что мы все представляем один вид спорта. Это был бы идеальный мир. Все же надеюсь на то, что все объединят усилия, ведь владельцам клубам, прежде всего, нужна стабильность, нужен экономический рост, сильные турниры, это нужно всем, от мистера Армани до «Норильского Никеля», без которого нас – тренеров, игроков, работников – здесь бы не было.

«Один игрок сказал: «Тренер, возможно, мы проигрываем, потому что в России постоянно темно?!» Попытались залезть в голову Димитриса Итудиса

— Но вы не считаете, что Евролига теряет таланты и становится беднее?

– Наверное, вы правы в этом. Возвращается один Миротич, а уезжают пять-шесть человек. Но мы живем в эпоху свободного рынка без каких-либо ограничений.

Мы не могли остановить Спанулиса, когда он уезжал в «Хьюстон» в 2007-м. Я с ним тогда обсуждал это, но ему казалось, что он будет играть в НБА по 28 минут. А выяснилось, что тренер даже не знал, кто это, и отправил его на скамейку. «Панатинаикос» все равно выиграл еще три титула и без Билли. Но Билли был очень важен при подготовке к тому сезону. И он решил уехать. А затем вернулся, чтобы стать великим игроком в Евролиге.

Я не знаю, что тут можно изменить. Не надо думать, что у меня есть ответы на все вопросы.

Мне все равно кажется, что в Евролиге очень умный баскетбол, очень состязательный. Думаю, что важно подчеркнуть то, о чем говорят многие тренеры: каждая игра в Евролиге – словно финал, выходите ли вы против «Альбы» или «Панатинаикоса». И неожиданных результатов тоже хватает: в этом году, например, «Барселона» два раза уступила «Виллербану», который даже не попал в плей-офф. 

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

два × четыре =